Памятные таблички «Последний адрес» обретут официальный статус

ru.wikipedia.org
14 декабря 2018, 11:02

Вице-губернатор Игорь Албин поручил органам власти Санкт-Петербурга разработать правовую базу для размещения на зданиях табличек памяти жертв советских репрессий. Установленные в городе знаки проекта «Последний адрес» проверят, утвердят и согласуют с государством, а также с собственниками и жильцами домов. Таким образом, историческая справедливость будет восстановлена, законы соблюдены, а права граждан учтены. О своем решении Игорь Албин сообщил 13 декабря по итогам состоявшейся в Северной столице встречи с общественными активистами – сторонниками и противниками проекта.

«Принцип «что не запрещено, то разрешено» не всегда подходит для Санкт-Петербурга: к сожалению, в городе есть дома, фасады которых можно полностью завесить памятными табличками репрессированных соотечественников. Наилучшим вариантом для обеих сторон будет уйти с конфликтного поля и сосредоточиться на том, чтобы сформировать правовую базу для дальнейшей взвешенной реализации проекта «Последний адрес», – комментирует ситуацию вице-губернатор на своей официальной странице в Facebook.

Он отмечает, что всячески поддерживает саму идею сохранения памяти о пострадавших в советские годы людях. Однако важно грамотно регламентировать этот процесс, чтобы, делая одно доброе дело, не помешать осуществлению других. Так, таблички не должны влиять на внешний облик фасадов исторических зданий и памятников архитектуры.

«Все установленные знаки должны получить официальный статус и быть согласованными. Они не могут просто так висеть на памятниках архитектуры. Ведь фасад старинного дома – это тоже память, но другого рода, и ее тоже необходимо хранить. Нельзя же взять и на картину Леонардо да Винчи дорисовать сверху что-то свое, даже если само по себе оно ценно и красиво», – считает неравнодушный петербуржец Александр Мохнаткин, инициировавший проверку правомерности размещения мемориальных досок.

Другими словами, любые изменения во внешнем виде, проекте или благоустройстве здания должны быть сначала согласованы с ответственными органами. Если дом представляет особую ценность, табличку, вероятнее всего, придется перенести во двор, на соседний фасад или найти другой подходящий вариант.

Политик Борис Вишневский согласен с этим требованием не в полной мере. Он считает, что такие решения должны приниматься только с родственниками репрессированных и с жильцами домов. «Это вопрос, который надо решать без согласований чиновников», - такой комментарий Вишневский оставил под постом Игоря Албина в Facebook. Однако вице-губернатор подчеркивает, что городское правительство готово идти навстречу активистам и достигать удобного обеим сторонам консенсуса. То есть, бюрократических сложностей и задержек при принятии решений возникать не должно.

Обязательное согласие всех жильцов здания или утвердительный ответ от ТСЖ также станет важным условием для сохранения существующей мемориальной таблички или установки новой. Активисты проекта «Последний адрес» уверяют, что во всех случаях согласие было получено. Этот факт еще раз проверят. Подписи жильцов, арендаторов, собственников, бизнесменов и директоров учреждений, имеющих отношение к каждому объекту, будут приложены к разрешению на установку и размещены на сайте «Последнего адреса».

И, наконец, главным аргументом в пользу создания официального регламента стала сама историческая справедливость. И городское правительство, и сторонники активиста Александра Мохнаткина согласны с необходимостью почтить память невинно репрессированных. Однако эта сложная и неоднозначная тема требует предварительного изучения.

До этого дня «Последний адрес» просил у заказчиков мемориальной доски только имя, фамилию, должность, дату ареста, расстрела и реабилитации человека. Размещенная на сайте проекта информация о репрессированном зачастую была очень краткой, основанной на личных воспоминаниях потомков и не подтвержденной архивными данными. По мнению некоторых петербуржцев, такая сводка не всегда является достаточным основанием для возведения памятника.

«В интернете меня пытаются выставить ярым сталинистом, но это совсем не так. Я знаю, что репрессии были. Просто были не только жертвы, но и люди, которых действительно наказали за дело – за воровство, убийство. Не нужно поворачивать все так, будто в 37 году были исключительно одни невинные, а система перемалывала людей просто потому, что ей так захотелось. Память о невинных людях, которые пострадали, должна быть, но она не должна превращаться в огульное охаивание власти», – объясняет такую позицию Александр Мохнаткин.

Он предлагает общественным деятелям дистанцироваться от политики и личных убеждений и изучить факты. В любой системе и в любой период были и плохие, и хорошие стороны, считает петербуржец. Память о жертвах репрессий не должна использоваться для нагнетания ситуации и достижения современных политических или экономических целей. Информация должна быть достоверной и излагаться спокойно и доступно.

Для выполнения этого условия городское правительство проведет историческую экспертизу установленных табличек и изучит биографии увековеченных на них людей. После этого будет принято отдельное решение по каждой мемориальной доске.

Такой подход поможет городу вспомнить тех, кого нужно помнить, и больше узнать о минувшей советской эпохе. Фактически, активисты «Последнего адреса» своей деятельностью запустили долгий и важный для всех жителей Северной столицы процесс. Несмотря на некоторое расхождение во взглядах разных участников обсуждения, в главном они сходятся: история и память Петербурга и всей страны в целом – общая. Сколько времени займет узаконивание проекта, пока неизвестно.

«Последний адрес» – независимое и негосударственное общественное объединение, которое уже несколько лет занимается установкой мемориальных табличек жертвам репрессий в Петербурге, Москве и других городах России. Вырубленные из толстого холоднокатаного стального листа знаки изготавливаются по заказу родственников или неравнодушных соотечественников погибших. На настоящий момент в городе установлено уже более 200 табличек, и еще порядка 400 заказов ждут рассмотрения.

До сегодняшнего дня в Культурной столице не существовало закона или акта, который бы регламентировал установку таких памятных знаков. В городе действует Совет по мемориальным доскам при правительстве Санкт-Петербурга, а также порядок согласования и установки наружной информации. Однако таблички в память о репрессированных гражданах не попадают ни под один из действующих в городе регламентов.

Автор статьи
Город +