Любовь в камне: какие дворцы и парки Петербурга когда-то были подарками

Город+ вспомнил самые романтические и трогательные истории строительства.
16:24 сбт, 14 октября, 2017

Многие роскошные здания и парки, украшающие сегодня улицы нашего города, когда-то были преподнесены в подарок любимым. Позволить себе такие щедрые жесты могли в основном монаршие особы или верхушка знати: они приглашали лучших архитекторов, скульпторов и садовников, чтобы угодить любимым людям. Город+ предлагает в холодном октябре погреться историями любви и вспомнить, какие дворцы и сады некогда были подарками.


Царское село

Пётр I, как известно, во многом отказывал себе в быту, но ничего не жалел для тех, кого любил. Своей супруге Екатерине - будущей императрице Екатерине I - он даровал огромные территории нынешнего Царского села (тогда - Сарской мызы). Именно в честь неё названы парк и дворец в нынешнем музее-заповеднике - правда, выглядят они сегодня совсем не так, как после постройки.

Строительство ансамбля именно в этом месте, по легенде, связано с тем, что Екатерине очень нравилось здесь бывать. Она облюбовала стоявший среди лесов покинутый дом некоего шведского аристократа, обновила его и принимала в нём гостей. Заметив склонность супруги к этой местности, царь подарил ей землю, на которой стоял дом (и ещё несколько гектаров земли по соседству).

Екатерина пожелала устроить в этом месте свою летнюю резиденцию, и в 1717 году повелела начать строительство дворца (или «каменных палат»). Проект здания разработал немецкий архитектор Иоганн Фридрих Браунштейн, стройка шла семь лет - и в августе 1724 года дворец торжественно открыли. Согласно архивным документам, на открытии присутствовал император и государственные мужи, был дан артиллерийский салют: «палили из 13 пушек трижды».

В первой трети XVIII века постройка выглядела гораздо скромнее, чем сейчас: дворец был двухэтажным, неброским, типичным для построек тех лет (наподобие Летнего дворца Петра I в Летнем саду). Такой невзрачный вид не мог радовать любившую роскошь и блеск императрицу Елизавету Петровну, и в 1742 году она решила здание перестроить. За работу взялись несколько архитекторов, однако тот облик, который мы знаем сегодня, дворцу придал небезызвестный Франческо Бартоломео Растрелли (среди его работ - Смольный собор и Зимний дворец). В 1756 году он презентовал полностью обновлённое, фактически построенное «с нуля» здание императрице и иностранным послам.

Построен дворец в стиле «елизаветинского барокко» - это направление называют ещё «растреллиевским». То есть, зданию присущи все свойственные барокко черты - вычурность элементов, неровность форм - но от «обычного» барокко его отличает масштаб. Елизавета Петровна и Растрелли (как её обер-архитектор) любили демонстрировать в архитектуре мощь и силу Российской империи. Именно этим стремлением объясняются многокилометровые анфилады залов и желание перещеголять западных соседей и в ширине, и в длине, и в высоте, и в роскоши построек.

С середины XVIII века внешне дворец не менялся. Внутри появлялись новые кабинеты и залы, обновлялась обстановка под вкусы новых царственных жильцов, но снаружи он оставался таким, каким мы знаем его сейчас. Большие потери здание понесло в годы Великой Отечественной войны: многие залы были полностью утрачены и до сих пор не восстановлены. Некоторые - в том числе, и знаменитая Янтарная комната - восстановлены по старым чертежам, но с использованием неисторических материалов и элементов.

Аничков дворец

Дочь Петра I Елизавета, в отличие от сдержанного отца, была одной из самых расточительных правительниц Российской империи. Известно, к примеру, что царица никогда не выходила в свет в одном и том же платье: после её смерти осталось около 15 тысяч нарядов! В подарках своим фаворитам императрица также была чрезвычайно щедра: искусно выполненные дорогие украшения и предметы быта были для неё мелочью - главными дарами для любимых стали, конечно, дворцы и земли.

Одним из таких подарков был и Аничков дворец. Строительство здания шло 12 лет - сначала под руководством Михаила Земцова, затем - Франческо Бартоломео Растрелли. В 1753 работы были завершены и императрица преподнесла дворец в подарок фавориту Алексею Разумовскому.

Надо сказать, что сейчас здание выглядит совсем не так, как в те годы (для Растрелли и Елизаветы нынешний его облик был бы слишком скромен). Только построенный дворец своим видом напоминал дворец в Петергофе или Екатерининский в Царском селе: здание блистало роскошным убранством, вокруг него был разбит изящный, наподобие петергофского, сад. Предполагалось, что великолепная постройка будет встречать гостей, въезжающих в столицу со стороны Москвы (тогда он стоял на границе города, которая проходила по Фонтанке).

Сам Разумовский в здании при жизни Елизаветы практически не жил. Фаворит почти всегда был подле императрицы и в основном обитал в её дворце. Молва гласила, что он даже тайно обвенчался с царицей. Историки называют несколько церквей, где это могло произойти, и лет, когда могла состояться церемония. Однако достоверных доказательств их свадьбы не существует - только косвенные, в том числе и воспоминания, будто бы Разумовский сжёг документы, подтверждавшие их бракосочетание, чтобы не опорочить императрицу даже после её смерти. Произошло это якобы в Аничковом дворце - куда он переехал после кончины венценосной возлюбленной.

Впрочем, на этом история дворца как подарка не заканчивается. За его более чем 250-летнюю историю здание несколько раз выкупали и дарили заново. Так, после восшествия на престол Екатерина II выкупила дворец у брата Алексея Разумовского, Кирилла, и подарила своему фавориту - Григорию Потёмкину. Вместе с ключами от дворца императрица вручила Потёмкину и 100 тысяч рублей - на обустройство по своему вкусу. Тогда Потёмкин заказал архитектору Ивану Старову полное обновление здания: и за два года, в 1776-78 годах, дворец лишился всего барочного и приобрёл строгие формы, став образцом архитектуры классицизма, каким мы знаем его теперь.

После смерти Потёмкина дворец снова выкупили в казну, и в 1809 году император Александр I подарил его на свадьбу своей сестре Екатерине Павловне. Когда, спустя семь лет, она вышла замуж во второй раз и уехала из России, Александр «передарил» дворец своему брату, будущему императору Николаю I - и тоже на свадьбу. До конца XIX века дворец становился свадебным подарком ещё дважды: Николай преподнёс его сыну Александру (будущему Александру II), а тот - своему сыну Александру (будущему Александру III). После Октябрьской революции дворец национализировали, а в 1937 году «подарили» детям - здесь открылся Дворец пионеров, или Городской дворец творчества юных, который располагается в здании и по сей день.

Таврический дворец

Хотя, согласно дневнику Екатерины II, она и не была довольна транжирством своей предшественницы Елизаветы Петровны, своих фаворитов эта императрица тоже «баловала» дорогими подарками. К примеру, Григорию Потёмкину, помимо уже упомянутого Аничкова дворца, она презентовала и дворец Таврический. Вместе с приставкой к фамилии - титулом князя Таврического - он был пожалован «одноимённым» дворцом за присоединение к России Крыма (как его тогда называли - Тавриды).

Дворец был построен в 1783-89 годах по проекту Ивана Старова. Императрица распорядилась выделить на возведение резиденции фаворита около 400 тысяч рублей. Большую часть этой суммы, по воспоминаниям очевидцев, потратили на роскошное убранство интерьеров и отделку здания. Фасады постройки, напротив, выполнены в присущем классицизму ключе - строгими и сдержанными.

Удачным для того времени было и расположение здания: между ним и Невой тогда не существовало никаких строений, и из окон было видно реку. Примечательной стала и панорама города с Невы: взгляду открывался растянувшийся на 260 метров новый Таврический дворец.

Однако в полной мере насладиться преимуществами своего нового дома Потёмкин не успел: он в ту пору служил на юге и жил здесь только в последние месяцы жизни - в 1791 году. В это время он уже не был фаворитом императрицы, однако она сохранила с ним дружеские отношения. Говорят, пытаясь вернуть её расположение, он давал в Таврическом приёмы и балы, поражавшие современников пышностью. После смерти Потёмкина дворец пытались разграбить - оставшийся без хозяина богатый крымскими трофеями дом привлекал авантюристов. Однако Екатерина остановила грабежи и забрала дворец на попечение казны. В последние годы жизни она любила проводить здесь время.

После смерти императрицы Павел I вывез из дворца все ценности и перенёс их в свой Михайловский замок. Дворец же передал Конногвардейскому полку под казармы (жест, призванный унизить память фаворита его матери).

В XIX веке дворец вернулся в казну, был обновлён, но не имел строгого предназначения. В нём попеременно жили родственники и почётные гости царской фамилии (например, историк Николай Карамзин). В начале XX века Таврический дворец стал центром политической жизни России: его перестроили под нужды появившейся в стране Государственной думы. После Февральской революции здесь поочерёдно (а порой и одновременно) размещались Временное правительство, Петроградский совет рабочих депутатов, ВЦИК Советов. В январе 1918 года здесь собралось Учредительное собрание. 

Сегодня в Таврическом дворце расположена штаб-квартира Межпарламентской ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств. Иногда здесь проводятся выездные заседания Госдумы, Совета Федерации и Совета Законодателей - особого совещательного органа обеих палат российского парламента. 

Мраморный дворец

У Екатерины II фаворитов было несколько и для каждого находились ценные дары. Например, Мраморный дворец, украшающий сегодня набережную Невы, некогда был подарен императрицей своему возлюбленному Григорию Орлову.

Руководил строительством дворца  итальянский архитектор Антонио Ринальди. По его задумке, главный фасад здания обращён вовсе не на Неву - а во двор, на реку и Миллионную улицу выходят боковые фасады. Ринальди решил применить во внешней и внутренней отделке дворца разнообразные породы натурального камня, чтобы придать облику здания фактурность и особый колорит. Замысел удался: название дворец получил именно благодаря материалу, из которого был построен.

Правда, полюбоваться красотой здания его хозяин не успел: дворец так долго строили (17 лет), что Орлов умер за два года до окончания строительства. В 1785 году здание было завершено, но принадлежало оно уже казне: после смерти фаворита Екатерина II выкупила дворец у его наследников. Спустя десять лет - в 1796 году - она вновь его подарила. На этот раз, своему внуку, великому князю Константину Павловичу, на свадьбу. До Революции дворец принадлежал его потомкам - великим князьям Романовым из ветви Константиновичей.

Мариинский дворец

Мариинский дворец, большую часть своей истории служивший нуждам различных государственных учреждений, оказывается, когда-то тоже был подарком. Его преподнёс своей дочери Марии к бракосочетанию император Николай I - её имя здание носит и по сей день.

Дворец был построен в 1839-44 годах по проекту архитектора Андрея Штакеншнейдера. В здание, построенное по последнему тогда слову инженерной мысли, молодая пара - великая княжна и её супруг, немецкий герцог Максимилиан Лейхтенбергский, - переехали после свадьбы. Дворец считается образцом архитектуры переходного этапа - от классицизма к эклектике. 

Великую княжну и её супруга называли образцовой, идеальной парой: оба супруга были красивы, хорошо образованны, имели тонкий вкус, занимались благотворительностью и, имея страсть к пышным светским балам, тем не менее, считались примером семейственности - у пары было шестеро детей. Впрочем, тяга к великосветской роскоши, говорят, сыграла с ними злую шутку: по слухам, оба супруга имели отношения на стороне, что тогда в свете не то что не порицалось, но даже поощрялось. Марии Николаевне приписывали связь с графом Григорием Строгановым: некоторые историки полагают, что младшие дети великой княгини родились не от законного мужа, а от графа Строганова. Впрочем, в 1856 году герцог Лейхтенбергский скончался, после чего Мария Николаевна вступила против воли родителей в морганический брак со Строгановым.

С новым мужем Мария Николаевна стала чаще уезжать за границу и всё реже бывать в своём петербургском дворце. Однако именно здесь она скончалась в 1876 году. Через несколько лет её дети были вынуждены продать здание в казну - где после обновления и ряда перестроек разместились Государственный совет, Государственная канцелярия, Комитет министров и Канцелярия по принятию прошений на высочайшее имя.

В революционные месяцы этот дворец, как и Таврический, также сыграл важную роль. До июля 1917 года здесь размещалось Временное правительство вместе с канцелярией, Малый совет - постоянное совещание заместителей министров и различные комиссии. С августа здесь начала функционировать всероссийская комиссия по выборам в Учредительное собрание.

С 1945 года во дворце разместился исполком Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся - и с тех пор (под разными названиями) здесь заседают представительные органы власти города. С 1990 года - Ленинградский городской Совет народных депутатов, с 1993 - Городское собрание депутатов Санкт-Петербурга, которое с 1994 года стало Законодательным Собранием Санкт-Петербурга. ЗакС - городской парламент - располагается в Мариинском дворце и сегодня.

 

Фото: И.Снопченко/Город+, ru.wikipedia.org, gov.spb.ru

Текст: Город+

Поделиться в соцсетях