Баир Иринчеев: Освободить Ленинград от блокады пытались пять раз

waralbum.ru
24 января 2019, 11:29

Историки продолжают развенчивать распространенные мифы о блокаде Ленинграда. Ярые противники политических методов Иосифа Сталина часто высказывают предположение, что правитель нарочно два с половиной года не освобождал Северную столицу от блокады. Они считают, что Сталин хотел голодом и руками врагов истребить своих собственных «неугодных» граждан. В этот раз писатель и директор Военного музея Карельского Перешейка Баир Иринчеев рассказал в студии Города+, откуда взялось это заблуждение и почему к нему нельзя относиться всерьез.

«Такую злую шутку с нами сыграла советская историография. В советских школах преподавалось, что кольцо блокады замкнулось 8 сентября 1941, а прорвано оно было 18 января 1943 года. А что происходило между двумя этими датами, не упоминалось, потому что была традиция говорить только о победах. О неудачах либо упоминали одним абзацем, либо не упоминали совсем. Поэтому у определенной части населения могло сложиться ощущение, что все это время Красная армия ничего не делала. На самом деле, попыток спасти город было 5, о них мы и поговорим», – объясняет исследователь.

Вопреки распространенному мнению, первая попытка прорвать блокаду состоялась уже на третий ее день. Всего через двое суток после взятия немцами Шлиссельбурга и замыкания кольца войск, к городу со стороны Волхова подошла 54-я советская армия под управлением маршала Григория Кулика. Войска так стремились спасти город, что начали атаку еще до прибытия значительной части дивизий и танковых бригад. А значимость операции оценивалась так высоко, что Кулику давал распоряжения не главнокомандующий Георгий Жуков, а лично Иосиф Сталин по телефону.

Это была так называемая 1-я Синявинская операция, по названию села, под которым происходило действие, – Синявино. Она началась 10 сентября 1941 года, а в 20-х числах была поддержана Ленинградским фронтом изнутри блокадного кольца. В помощь 54 армии Ленинград создал плацдарм Невский пятачок.

Искреннее желание народного вождя выиграть дело и освободить город зафиксировано в исторических архивах. Например, в записанном телефонном разговоре с Куликом от 20 сентября Сталин говорит: «В поисках флангов вы можете упустить время, а за этот период немцы могут взять Ленинград, и тогда никому не нужна ваша помощь. За эти два дня, 21 и 22, надо пробить брешь во фронте противника и соединиться с ленинградцами, а потом уже будет поздно. Вы очень запоздали. «…» Давайте поскорее ваш план дальнейшего продвижения».

Несмотря на все усилия, попытка закончилась неудачей. По мнению Баира Иринчеева, причиной тому, вероятнее всего, стала медлительность Кулика. Приказы Сталина он выполнял неточно и не в срок, за что сразу же был снят с поста. Во время операции советские стрелковые дивизии добрались до рабочего поселка №5, то есть до Невы и соединения с силами города им оставалось всего 4 километра. При большей слаженности приказов цель была бы достигнута еще тогда. Однако немцы успели перебросить из-под Колпино танковую дивизию и создали перевес.

«Если бы мы потеряли Ленинград, то могли бы потерять и всю страну, ведь у немцев высвободились бы огромные силы для других фронтов. Допустить этого было никак нельзя. Все 2,5 года огромные силы были брошены на прорыв блокады. Говорить о сознательном геноциде города со стороны руководства здесь невозможно», – вынес мифу свой вердикт историк Баир Иринчеев.

waralbum.ru

2-ю Синявинскую операцию предприняли уже через месяц после неудачи. Это был один из самых опасных и критических моментов Великой Отечественной войны. Немцы начали операцию «Тайфун» под Москвой, окружив два крупных советских фронта. Таким образом, в зоне риска оказались обе столицы, и Москва не могла больше помогать Ленинграду.

«Нужно понимать, что правительство в тот момент находилось под таким моральным прессом, какой нам сложно даже вообразить. Сталина упрекают, что он больше заботился об армии, чем о мирном населении, но по-другому в той ситуации было не поступить, ведь именно от армии зависели и жизни остальных людей. Видимо, поддавшись ненадолго панике, Сталин даже в единственный раз за всю блокаду допустил мысль о сдаче Ленинграда», – рассказывает историк.

Ранним утром 23 октября 1941 года начальник генштаба Александр Василевский по телефону передал находящемуся в Ленинграде Андрею Жданову распоряжение главы СССР: «Прошу принять следующие указания товарища Сталина. Судя по вашим медлительным действиям, можно прийти к выводу, что вы все еще не осознали критическое положение. Если вы в течение ближайших нескольких дней не прорвете фронт и не восстановите прочной связи с 54 армией, все ваши войска будут взяты в плен. Это нужно не только для обеспечения жизнедеятельности войск Ленфронта, но и особенно для того, чтобы дать выход войскам на восток во избежание плена, если придется сдать Ленинград. «…» Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Сосредоточьте дивизии 8 или 10 и прорвитесь на восток».

В итоге провалена была и эта операция. Удар снаружи оказался слишком слабым, потому что все основные силы были отправлены на защиту столицы, а 54 армия была ослаблена и не справилась в одиночку. Хлеб в городе кончался, грозил страшный голод, поэтому на следующую попытку возлагались все надежды. «Нас очень тревожит ваша медлительность в проведении известной вам операции. Если вы не прорветесь на восток, вы загубите Ленинградский фронт и население Ленинграда. Как только пробьете дорогу, железная дорога будет», – обещал Жданову Сталин в ноябре 1941года.

Третью попытку предприняли в январе 1942 года и назвали Любанской операцией. Удар наносился уже не на Синявино, а гораздо южнее, с целью окружения значительной части немецких сил. Но на этот раз начинания сгубила не ослабленность армии, а напротив – самоуверенность руководства. Дело было сразу после успешного контрнаступления под Москвой, и у командующих сложилось ложное впечатление, что повторяется сценарий Отечественной войны 1812 года: противника заманили вглубь, и он деморализован морозами и поражениями. Но немцы оказались хитрее французов, поэтому наступление закончилось трагедией – окружением и гибелью большей части 2-й ударной советской армии.

waralbum.ru

Четвертая попытка прорыва блокады – 3-я Синявинская операция – произошла уже в августе 1942. На юге страны в полном разгаре шла Сталинградская битва, но, несмотря на это, Сталин не оставлял попыток спасти Ленинград. В этот раз ставку сделали на неожиданный и молниеносный удар, и боеприпасов было собрано только на трое суток сражения. Но надежды не оправдались: операция затянулась, и оружия не хватило.

И только «юбилейная», пятая попытка, известная как операция «Искра», все-таки оказалась успешной. Именно о ней обычно пишут в учебниках, и именно этих участников называют героями-освободителями. 12 января 1943 года советские войска нанесли одновременный, мощный, скоординированный удар и снаружи, и изнутри вражеского кольца. В итоге 18 января войска Волховского фронта соединились с войсками Ленфронта в районе рабочих поселков №1 и №5, прорвав блокаду.

«Это действительно был долгожданный Ленинградский День Победы. Об этом дне написала стихотворение Ольга Берггольц, была выпущена специальная серия открыток, все запомнили это событие. Но, если резюмировать все сказанное, усилия по снятию блокады предпринимались постоянно, как только для этого находились возможности и силы. И погибшие в первых неудачных четырех попытках погибли не зря. Все они внесли свой незаменимый вклад в общую победу и все были героями», – считает писатель и директор Военного музея Карельского перешейка Баир Иринчеев.

Все исторические источники свидетельствуют о том, что Иосиф Сталин заботился о судьбе ленинградцев и стремился снять блокаду постоянно. Конечно, он был не самым гуманным правителем, и мнение о многих его поступках – это личное дело каждого. Однако в условиях внешней угрозы Сталин, как и все простые солдаты, отбросил в сторону личные интересы и предубеждения и делал то, что, по его мнению, было лучше для страны.

Автор статьи
Город +