Изменение климата в Петербурге: как адаптироваться?

Сейчас все чаще идут разговоры о проблеме изменения климата, и Петербург в этих дискуссиях не остается в стороне. В Северной столице уже несколько лет плотно изучают процессы и явления, связанные с изменением климата, и делают прогнозы, как это отразится на жизни города. Опасности подвергаются берега Курортного района, подземные коммуникации и территории, расположенные недалеко от дамбы. О том, как Петербург планирует адаптироваться к последствиям изменения климата, о готовящейся Климатической стратегии и прогнозах на будущее Городу+ рассказала специалист в области международного сотрудничества и государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды комитета по природопользованию Юлия Меньшова.

Как изменение климата влияет на Петербург

В Петербурге больше минусов из-за изменения климата. Ощутимым плюсом станет развитие туристического потенциала из-за повышения среднегодовой температуры. Но интенсивность осадков увеличится.

Для Петербурга основным проявлением изменения климата, скорее, будут пограничные состояния: чрезмерные ливни, чрезмерная жара, так называемые волны жары, в зимний период волны холода. Люди часто говорят: какое же у нас глобальное потепление, если на улице холодно? Нельзя быть такими категоричными. Уместнее говорить о смещении сезонов, а не об их замене.

По поводу снега мы можем сказать, что идет тенденция к увеличению влаги в снежном покрове. Это означает, что будут преобладать смешанные осадки, или, как выражаются некоторые метеорологи, моросящий снег. Возможно, скоро это будет запатентованным понятием для Петербурга.

О наводнениях

Новых наводнений опасаться стоит. Это связано с поднятием уровня мирового океана и, соответственно, воды в Балтике. По прогнозам МГЭИК (Межправительственной группы экспертов по изменению климата), вода в Балтике может подняться от 40 см до 80 см к концу 21 века. Когда была проведена работа по моделированию развития наводнений, выяснилось, что их количество может увеличиться до 40%. Другое дело, какого характера будут эти наводнения. У них есть своя градация: опасные, особо опасные, катастрофические. Все мы благодарны тому, что у нас построена дамба, и Невская губа с прилегающей к ней исторической частью города считается условно защищенной. Но опять же нужно понимать, что, даже когда дамба закрыта, вода все равно поступает, но с другой интенсивностью. Если дамба будет закрыта три дня, четыре, вода и в Невской губе поднимется, и угроза даже для условно защищенных территорий будет развиваться. Другая проблема - это территории, которые находятся по ту стороны дамбы - Курортный район, Петродворцовый район и часть Кронштадта. Это территории, я бы сказала, достаточно уязвимые. Это показали и оценки по развитию опасных экзогенных геологических процессов – в частности, абразии берегов в Курортном районе. Катастрофические оценки. Для примера, средняя скорость отступания берегов по городу составляет 0,5 метра в год, на некоторых участках Курортного района 1,5 метра в год. Это мы говорим о том, что может уйти под воду. Сильные волны и ветер приводят к абразионным процессам, то есть к разрушению берегов и последующему воздействию на окружающую среду и все инфраструктурные объекты, которые находятся на этих берегах: от дорогостоящих домовладений, до ресторанов и пляжей. Если говорить о дамбе, ее негативное техногенное воздействие - отраженная волна. Представляете, вода, которая собирается наступать на Невскую губу, вдруг наталкивается на барьер и с большей силой идет на все незащищенные земли.

Фото: http://blog.rushydro.ru/

О Климатической стратегии

В 2012 году у нас с финскими коллегами стартовал проект "CliPLivE" (Адаптация городской среды к негативным последствиям изменения климата). Мы хотели разработать рекомендации по снижению и предотвращению геологических и экологических рисков, – главным образом связанных с последствиями изменения климата, – которые легли бы в основу Климатической стратегии Петербурга. В качестве таких рисков мы определили нагонные наводнения, поднятие уровня грунтовых вод и абразионные береговые процессы. То есть все последующие оценки проводились именно для них. Разбору каждого из рисков можно посвятить не одну статью.

В то время как раз создавалась Экологическая политика Санкт-Петербурга до 2030 года. Мы понимали, что туда в качестве одной из основных мер по предотвращению ущерба от климатообусловленных рисков включат разработку Климатической стратегии. Но в целом разработка стратегии была нашей инициативой, нам никто ничего не поручал, и в этом плане мы были пионерами в России. Финляндия же была первой страной, которая разработала национальную стратегию по адаптации к изменениям климата – еще в далеком 2005 году. Финны изучили эту проблему со всех сторон. Мы в международном проекте хотели впервые сформулировать рекомендации, выделить направления для будущей работы, а они хотели детализировать всю имеющуюся у них информацию, чтобы говорить не в целом о Финляндии, а о региональных особенностях и инфраструктурных решениях. Я считаю, что мы были счастливчиками: как пионеры сотрудничали со старожилами. Проект "CliPLivE" завершился успешно, и мы могли использовать наработанный материал для создания Климатической стратегии Петербурга.  

Климатическая стратегия должна была представлять из себя документ стратегической значимости, который бы рассказывал достаточно доступным языком о том, с какими опасностями и с какими рисками впоследствии изменения климата мы можем столкнуться, и указал бы на приоритеты развития и ведения адаптационной политики в Петербурге. Проект стратегии мы впервые представили на Экологическом совете по проблемам охраны окружающей среды при Правительстве Санкт-Петербурга в сентябре 2015 года. Это событие стало переломным моментом в нашей работе. Мы опасались, что появится масса вопросов и противоречий, но когда этих вопросов вообще не возникло, все оказалось более плачевным: мы поняли, что никто из лиц, которые должны принимать управленческие решения, не углублялся в вопрос настолько, чтобы поддерживать или осуждать имеющуюся версию документа. После представления проекта стратегии мы создали рабочую группу по его доработке, куда входили представители 20 различных организаций: комитетов, научных институтов (Росгидромет, ГГО – Главная геофизическая обсерватория им. А.И. Воейкова, которая является Климатическим центром России, Геологический институт им. А.П. Карпинского, геологическое предприятие "Минерал") и наиболее активных общественных организаций ("Друзья Балтики" и "Российский социально-экологический союз"). И буквально на первом заседании рабочей группы выяснилось, что в соответствии с обновленным законодательством нашей страны мы не можем создать отдельный документ, который будет называться Климатической стратегией. Даже если мы очень хотим. Несмотря на то, что у нас есть ценные наработки и будет поддержка, в том числе политическая, мы не сможем этого сделать. Дело в том, что 172-ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации", разграничил перечень документов стратегического планирования, которые можно разработать на федеральном и региональном уровнях. Так, Петербургу предписано разрабатывать только стратегию социально-экономического развития и госпрограммы регионального уровня по различным отраслям, а также генеральный план развития города. Все остальные документы, конечно, могут быть разработаны, но официально их не утвердят. А если мы поменяем название и все же настоим на утверждении номинального документа, боюсь, мы все равно не сможем запрашивать финансирование под мероприятия стратегии и разрабатывать отраслевые планы развития города в условиях изменения климата. Поэтому, чтобы сохранить целостность документа, рабочая группа решила интегрировать положения Климатической стратегии в Стратегию экономического и социального развития Петербурга до 2030 года, над чем сейчас и идет работа.

Первый проект направят на рассмотрение в течение июня, а принять его смогут, предполагаю, только к концу года.

Фото: Alexander Demianchuk/Shutterstock.com

Об адаптации к последствиям изменениям климата

По сравнению с Киотским протоколом, Парижское соглашение (принятое в декабре 2015 года) значительное внимание уделяет адаптации к изменениям климата. Наряду с антропогенным воздействием и, как следствие, необходимостью разработки мер по смягчению последствий изменения климата, должное внимание уделяется стихийным бедствиям, особо опасным природным явлениям, всему тому, что приведет нас к необходимости адаптации. Есть геофизические, геохимические процессы, много других факторов, которые влияют на естественную изменчивость климата. Поэтому адаптация должна рассматриваться в первую очередь как понимание того, что мы с этим рано или поздно столкнемся и должны будем вовремя предпринять меры, чтобы минимизировать ущерб. Если антропогенные выбросы мы считаем контролируемыми, строим планы по их снижению, то здесь мы имеем дело со стихией, с которой надо смириться. Не идет речь о пассивном смирении – скорее, о принятии вероятности развития опасных явлений и о необходимости приспособления к надвигающимся угрозам.

То, что попадет в наш документ, это меры по адаптации. Мы пока не говорим о выбросах CO2. Понятно, что управление климатообусловленными рисками должно быть комплексным. В идеале, комитет по энергетике должен нести этот флаг, у них есть частные инициативы по развитию возобновляемой энергетики в Петербурге. Без этого никуда, но пока это не очень актуально.

Чтобы внедрять меры по адаптации, мы не можем обойтись общими словами. Мы хотим, чтобы проблема была признана отраслевыми комитетами и чтобы в стратегических документах появилась, казалось бы, маленькая и незначительная пометка "с учетом изменения климата" и другие качественные характеристики уязвимости отдельных отраслей или объектов. Основа основ – это оценки по изменению основных климатических параметров (температура, осадки, ледовый покров, изменение уровня воды в заливе). Наличие таких данных даст  толчок для действий отраслевых комитетов, чтобы они поняли, какой параметр нужно взять в качестве основного и рассчитать, какова будет нагрузка, каково будет воздействие, каков будет ущерб. То есть это еще достаточно большой пласт научной работы. Нужно провести много математических расчетов, чтобы понять, какую меру по адаптации принять. Это не очень быстрый процесс, чтобы на практике реализовать что-то конкретное, планы по развитию города строились с учетом прогностических оценок изменения климата. В разработанном в прошлом году документе – Генеральной схеме по берегозащите Курортного района Санкт-Петербурга – это, например, учитывалось в первую очередь. Таким образом, именно Генеральную схему можно рассматривать как первый пример успешного адаптационного плана города после строительства дамбы. Осталось дело за малым – претворить проект в жизнь.