Геннадий Васильев: За экологическими идеями должна стоять экономическая мотивация

Санкт-Петербургский государственный университет - единственный вуз в городе, который начал реализовывать программу по раздельному сбору отходов. С 2014 года Университету уже удалось заработать на "мусоре"  более миллиона рублей. Город+ встретился с проректором по эксплуатации материально-технической базы СПбГУ Геннадием Васильевым и узнал, как в Университете функционирует программа по раздельному сбору, зачем она нужна, и могут ли другие вузы получить консультацию коллег при внедрении "зеленых" технологий.

Геннадий Сергеевич, расскажите, пожалуйста, как началась работа по организации раздельного сбора мусора в СПбГУ?

Г.В.: Началось все ещё в 2011 году. Тогда и преподаватели, и сотрудники служб эксплуатации не знали, как нужно утилизировать вещи, которые очевидно не стоит выбрасывать на помойку - например, компьютеры, содержащие драгоценные металлы.

Поэтому мы организовали склад бывшего в использовании оборудования, куда свозили все, что можно выбросить. Именно там обученные работники производили сортировку: компьютеры разбирали на платы, и те, что содержали драгоценные металлы, откладывали в одну сторону, а пластик в другую, – таким образом, мы получили первичную фрагментацию. Вскоре стало понятно, что можно выделять металлолом. Таким образом, раздельный сбор начался с сортировки вещей, которые можно продать как отходы и превратить из, казалось бы, ненужного "мусора" в наши доходы.

То есть посыл был не экологический?

Г.В.: Если честно, мне кажется, что за экологическими идеями должна стоять экономическая мотивация. Людей, которые готовы бороться за идею, абсолютное меньшинство. Большинство же относится к ней нейтрально или положительно. При этом люди будут продолжать действовать привычными способами, если нет мотивации, причем не идейной, а сугубо материальной.

Как сбор металлолома превратился в крупный серьезный проект?

Г.В.: Параллельно с нашей работой несколько групп студентов СПбГУ выступили с такой же инициативой. Постепенно был подготовлен общий план действий, в реализации которого участвовали и студенты: активисты и члены студсовета. Первая версия программы раздельного сбора отходов появилась в конце 2014 года, а в феврале этого года мы утвердили вторую.

Для чего нужна эта программа?

Г.В.: Программа призвана разъяснить "правила игры" хозяйственным службам, и разработать критерии премирования сотрудников, принимающих в этом активное участие. Прежде всего, я говорю о комендантах зданий.

В Университете сейчас работает более 12 тысяч человек, обучается свыше 23 тысяч студентов, функционирует множество административных подразделений – документооборот огромный. Очевидно, что на макулатуру есть спрос, и нужно только создать стимулы для того, чтобы сотрудники ее собирали. Кроме того, нужно правильно организовать процесс: вовремя забирать макулатуру со всех рабочих мест, временно хранить, а потом сдавать. Важно, чтобы человек, ответственный за эту работу, понимал, что это не обуза, а, наоборот, новая возможность: чем больше он соберет макулатуры, тем больше, в конечном счете, заработает. С другой стороны, есть определенные лимиты образования отходов, которые предписаны государством. Если Университет их превышает, могут последовать штрафные санкции. Таким образом, если в одном здании отходов образовалось больше, чем положено, это отрицательно влияет на премию коменданта, отвечающего за объект. В результате сейчас мы видим, что все больше людей начинают понимать: разделять мусор – это выгодно.

Инфографика предоставлена журналом "Санкт-Петербургский университет"

Откуда поступает финансирование на проект?

Г.В.: Сейчас на развитие проекта, прежде всего, направляются средства, сэкономленные на его реализации. В первом квартале мы заработали 800 тысяч рублей, и теперь можем их потратить на покупку баков для раздельного сбора и новых прессов для мусора, которые позволят уменьшить объем отходов. Когда будут подведены итоги второго и третьего кварталов, станет ясно, чего нам удалось достичь, и какие средства появились на дальнейшую реализацию проекта.

Какие фракции сейчас вы собираете?

Г.В.: Помимо макулатуры и металлолома, мы собираем стекло и пластик (ПЭТ и упаковочный). Кроме того, пытаемся решить вопрос о том, что делать с картриджами от принтеров: выбрасывать их нельзя, а куда можно сдать, мы не знаем, поэтому пока просто складируем. У нас есть несколько экобоксов для опасных отходов, которые, к сожалению, не удается продать. Мы собираем больше видов отходов, чем можем пустить на вторичную переработку с прибылью для Университета.

Какие виды отходов, кроме опасных, сложно реализовать в Петербурге?

Г.В.: В нашем городе, особенно в центре Петербурга, есть проблемы с двумя видами отходов. Во-первых, это мебель, которой образуется в среднем до тысячи кубов в год. И хотя в России существуют фирмы, которые занимаются переработкой изделий из дерева, превращают их в гранулы и подвергают пиролизу, ближайший к нам завод находится в Брянской области. Перевозка стоит очень дорого, поэтому пока проблема остается нерешенной. Во-вторых, пищевые отходы, которые образуются в столовых. Ряд компаний проявляет интерес к их переработке, но для практической реализации дело пока еще не дошло.

Если говорить о других регионах, то, например, в Краснодарском крае, где находится учебно-оздоровительная база СПбГУ, сложности воникают со всеми видами отходов. Несмотря на то, что в этом году на нашей базе были установлены и контейнеры для раздельного сбора, и пресс для мусора, возник вопрос, куда сдавать собранные отходы.

Как устроен раздельный сбор в университете?

Г.В.: Программа раздельного сбора отходов реализуется в СПбГУ постепенно. Я убежден, что спешка в таком деле ни к чему хорошему не приведет. Важно, чтобы люди привыкали к этой идее постепенно, ведь успех ее реализации зависит от каждого, кто работает или учится в Университете. Сознание людей меняется медленно, поэтому мы в своей работе следуем теории маленьких шагов "Step by step". Сначала собирали только металлолом и макулатуру, проводили разовые акции с участием студентов. Сейчас реализуется системная деятельность в тех зданиях, где коменданты проявили наибольшую активность. Там будут установлены баки для сбора других фракций. В главном здании Университета уже привыкли к раздельному сбору отходов, в общежитиях студенты проводят разовые акции. А, например, в петергофском кампусе уже создана экоточка, аналогов которой нет в других вузах Петербурга. Несколько дней назад мы подвели первые итоги ее работы. Оказалось, что за три месяца ребятам удалось собрать столько же мусора, сколько было собрано за весь прошлый год в ходе разовых акций. Такие результаты вселяют оптимизм и показывают, что экологические идеи реально работают.

По опыту жильцов многоквартирных домов можно сказать, что внедрению раздельного сбора мешают открытые мусоропроводы. Не возникает ли у вас та же проблема в общежитиях?

Г.В.: В перспективе мы планируем перестать использовать мусоропроводы. Во-первых, они периодически засоряются, во-вторых, там заводится огромное количество грызунов, в-третьих, затраты на эксплуатацию мусоропроводов в общежитиях исчисляются  миллионами рублей в год. Закрывать их мы будем постепенно, даже не в отдельном здании, а на определенных этажах, ориентируясь, прежде всего, на те здания, где живут наиболее активные ребята, которые поддерживают экологические идеи и готовы убеждать своих соседей в рациональности "зелёных" технологий. Если удастся за два-три года приучить студентов к тому, что мусор нужно собирать раздельно, а не пользоваться мусоропроводом, мы сможем сберечь дополнительные финансовые средства.

Наверное, недостаточно просто поставить бачки и закрыть мусоропроводы. Какую просветительскую работу вы ведете со студентами и сотрудниками?

Г.В.: Один из примеров – студенческий конкурс на лучшую "экологическую" роспись пункта раздельного сбора отходов. Его организовала заместитель начальника экологического отдела СПбГУ Наталья Попова перед открытием экоточки. Участие в конкурсе приняли, в первую очередь, не защитники природы, а те, кто увлекается граффити. И благодаря этой работе многие ребята по-настоящему поняли, что такое "зелёные" технологии, и, в конечном счёте, разделили наши экологические идеи.

Кроме того, мы договорились с преподавателями Университета о том, что в учебные планы и программы обучения по таким направлениям, как дизайн, фото- и тележурналистика, в следующем году будут включены задания, связанные с экологической тематикой. Например, наши студенты будут разрабатывать социальную рекламу на тему раздельного сбора отходов, снимать репортажи о том, как это организовывают их сокурсники в СПбГУ.

Наша задача – сделать так, чтобы эта идея не насаждалась сверху (мол, "У нас без того забот хватает, а злая администрация еще и мусор заставляет сортировать"), а проникала в сознание естественным образом. Если экоинициативы будут окружать людей постоянно, у них появится внутренняя потребность внести свой вклад в развитие "зелёных" технологий. Инициатива должна идти от студентов и преподавателей, иначе ничего не получится. А мы будем им просто помогать.

Как вам кажется, что нужно сделать правительству, чтобы процесс организации раздельного сбора стал доступнее и проще?

Г.В.: Я думаю, что не стоит занимать ожидающую позицию. Наш Университет единственный в Петербурге занимается систематическим раздельным сбором мусора, но есть и другие учреждения в России, которые активно используют «зелёные» технологии. Существование организаций, подходящих к делу системно, и достигающих серьезных успехов в рамках единого для всех законодательства, говорит о том, что проблема не в постановлениях правительства и действиях власти, а в желании конкретных людей на местах заниматься этими вопросами. На мой взгляд, правительство создало достаточное количество стимулов для развития экоинициатив.

Кроме того, сейчас появляется всё больше людей, которые хотят построить бизнес на экологичных видах утилизации отходов. И это здорово. Чем больше подобные бизнес-проекты будут развиваться, тем быстрее "зелёные" технологии станут неотъемлемой частью нашей жизни.

Как новый закон об отходах повлиял на вашу деятельность?

Г.В.: Полагаю, что он может сыграть отрицательную роль для ряда субъектов, которые занимаются деятельностью по переработке. Сейчас в законе отходы определяются как то, что подлежит удалению, но каждый будет понимать эту формулировку по-своему. Например, кто-то может сказать, что раз макулатура подлежит удалению, то для ее переработки организации нужно иметь лицензию на обращение с отходами. В результате вырастет количество споров по этому поводу, увеличится степень административного давления на бизнес, а число людей, которые могут этим заниматься с выгодой для себя, наоборот, уменьшится. На мой взгляд, такая ситуация, скорее, приведет к тому, что переработка отходов и использование их как вторсырья будут затруднены, в том числе и для нас. Мне кажется, лицензирование — это лишняя мера. Целесообразнее было бы унифицировать судебную практику и сделать применение норм более прозрачным, последовательным и логичным.

Инфографика предоставлена журналом "Санкт-Петербургский университет"

Из "зеленого" номера журнала "Санкт-Петербургский университет" нам стало известно, что вуз хочет стать экспертом в области реализации экологических инициатив крупных организаций.

Г.В.: Мы к этому, действительно, стремимся. Согласно программе развития Университета, одна из основных задач вуза — это экспертная деятельность. В СПбГУ работает Центр экспертиз, где любому обратившемуся на тех или иных условиях предоставляется экспертное заключение практически по любой теме – по психологии, юриспруденции, экономике, химии, физике. Экология и природопользование, входящие в число приоритетных направлений программы развития Университета, являются одной из таких экспертных тем. Проблемами этой сферы занимаются сотрудники и исследователи в нескольких ресурсных центрах СПбГУ, которые являются частью большого Научного парка. Например, недавно один из наших учёных-экономистов выиграл грант Правительства РФ на создание в СПбГУ лаборатории по изучению проблем, которые находятся на стыке экономики и экологии.

Подчеркну: главное, что мы пытаемся сделать – это создать условия для того, чтобы и теоретические знания, и практические наработки находили применение в реальной деятельности СПбГУ и помогали другим организациям, с которыми мы готовы делиться опытом. Только объединив усилия ученых, преподавателей, хозяйственников и, конечно же, студентов, мы сможем стать по-настоящему успешными в нашей повседневной работе и научить этому других.

То есть вуз становится экспериментальной площадкой для студентов?

Г.В.: Да, и одновременно сам является экспертной организацией, а также "растит" новое поколение людей, которые сами внедряют "зелёные" технологии в жизнь.

Если руководители других вузов Петербурга захотят внедрить раздельный сбор в своих университетах, можно ли им обратиться к вам за экспертной помощью?

Г.В.: Безусловно, можно. Правда, пока таких запросов не поступало, но если наш опыт кому-то покажется интересным, мы будем рады им поделиться.

Если же инициатива разделять отходы будет идти от студентов, как им убедить администрацию в необходимости введения этой системы? На экономику давить, не на природу?

Г.В.: Мне кажется, что эти вещи не надо разделять. Чем выгоднее забота о природе, тем больше вероятность того, что люди, которые отвечают за экологию, скажем так, абстрактно, а за экономику очень конкретно, услышат предложения студентов. И то, как активно наши студенты несут вторсырье в экоточку, говорит о том, что эта идея действительно востребована. 

Текст подготовила Ирина Власова

Фотографии предоставлены пресс-службой СПбГУ