Работа над ошибками: эксперимент по раздельному сбору отходов

Часто, как только речь заходит о планах на раздельный сбор в Петербурге, многие вспоминают эксперимент, проведенный в городе в 2002-2009 годах. Попытка наладить раздельный сбор отходов тогда завершилась неудачно, а сам эксперимент оброс массой мифов, которые укоренились в сознании общественности. Главный миф - вторсырье из синего и желтого бачков сваливали в один мусоровоз и везли на полигон - а значит, вся программа раздельного сбора была фикцией. Второй миф говорит о том, что эксперимент доказал - население не готово к раздельному сбору.

Сейчас в Петербурге проходят заседания рабочей группы, созданной для разработки изменений Региональной целевой программы по обращению с отходами (РЦП). Эта программа может, наконец, запустить механизм организации раздельного сбора на территории Санкт-Петербурга. К 1 мая 2015 года представители ЗАКСа, профильных комитетов, общественных объединений и бизнес-сообщества  работу должны закончить, и обновленная РЦП отправится на Государственную экологическую экспертизу.

Вице-губернатор Петербурга Игорь Албин тоже недавно заговорил о раздельном сборе. На плановом заседании Городского штаба благоустройства  20 февраля вице-губернатор отметил важность мотивирования сортировки отходов и их возмездной сдачи населением и первым делом дал поручение провести полную инвентаризацию контейнеров и контейнерных площадок города. 

Чтобы разрушить возникшие в нулевые мифы, понять, в чем были проблемы и ошибки эксперимента по раздельному сбору, Город+ поговорил с одним из его инициаторов - Игорем Бабаниным. Игорь рассказал, как 1 экспериментальная площадка с раздельным сбором разрослась в 2000 цветных бачков во всех районах города, и почему сейчас осталось всего несколько контейнеров, мусор из которых продолжают возить на сортировку.

Как все начиналось

В 2002 году Игорь познакомился с директором Спецтранса №1 Анатолием Язевым, который согласился на предложение провести эксперимент с раздельным сбором отходов у населения. Тогда и появилась первая площадка на Наличной улице, 41 (там был офис Гринпис), которой несколько лет предстояло быть одной во всем городе. В это же время Язев запустил первую сортировочную линию на Предпортовой улице, где сортировал смешанный мусор, и мусор с экспериментальной площадки тоже ехал туда. Тогда из трех бачков машина с помощью крана вынимала биг-беги, и прямо в них отвозила вторсырье на сортировку.

Если из смешанного мусора можно достать 11% вторсырья, из этих бачков отбиралось 60%. Мы решили, что и это уже неплохо.

 

Через некоторое время у "Спецтранса" работало уже 16 экспериментальных площадок. "Сначала мы поставили 3 бачка: в один собирали бумагу, в другой пластик, металл, в третий - стекло. Это были обычные открытые бачки, без колесиков, на которые просто нанесли надписи с названием сырья, которое нужно было туда складывать. Людей старались приобщать к раздельному сбору, и у нас получилось, что 60%  в этих бачках занимало вторсырье, 40% - смешанный мусор, потому что некоторые люди выкидывали туда пакеты с нерассортированными отходами.  Но это все равно везлось на сортировочную станцию и там разбиралось. Если из смешанного мусора можно достать 11% вторсырья, из этих бачков  отбиралось 60%. Мы решили, что и это уже неплохо".

Желтый и синий

Затем было решено свести количество бачков к двум: один бачок для бумаги, другой бачок для остального вторсырья - упаковки (пластик, стекло и металл). "Мы решили, что этого достаточно, и так выгоднее, чем ездить отдельно за каждым видом вторсырья", - говорит Игорь Бабанин. Тогда и появились известные желтые и синие  баки на колесиках со специальной крышкой с небольшим отверстием, куда не пролезает смешанный мусор. Причем на крышке был продуман такой механизм, который не позволял оставлять ее открытой, а значит, пакет со смешанными отходами попасть туда не мог. Все равно потом это нужно было сортировать. Бачки с такой конструкцией  решили запустить в серию, и Язев заказал для "Спецтранса" 400 штук.

На эти 400 бачков выделили деньги городские власти, их установили в Московском и Василеостровском районах. В тот момент к эксперименту присоединился Спецтрнас №6, при котором работает фирма "Экодот". Они тоже поставил несколько площадок в разных районах города. Именно в этот момент, по словам Игоря, успевать следить за всеми площадками с бачками получатся перестало.

"Какие были проблемы: крышка на бачке была пластмассовая, и она могла сгореть или разбиться, что иногда и происходило. А второе, чисто технически: бачок для разгрузки цепляется с одной стороны, а дырка находится с другой стороны, поэтому водителям, которые его разгружали, было очень удобно оставить пустой бачок дыркой к стене. И поскольку детальной работы мы не проводили, я не мог уследить за всеми площадками и проинструктировать всех водителей, начались проблемы, что где-то бачки стояли задом наперед, а где-то крышки начали потихонечку исчезать. А когда крышка исчезает, бачок тут же становится контейнером для обычного мусора - отверстие большое, пролезает любой пакет с мусором".

Два бачка и один мусоровоз

Несмотря на возникшие проблемы, "Спецтранс №1" закупил еще 2000 бачков и поставил их во всех районах города, включая Петродворцовый, и на территории, которую обслуживает "Спецтранс №6".

"Когда бачков стало много, оба "Спецтранса" решили не отправлять машины отдельно за синим и желтым бачками. Подумали, раз все равно вторсырье потом проходит сортировку, можно отвозить его на одной машине. Тогда и начали сваливать вторсырье из желтого и синего бачка в одну машину. Был период, примерно полгода, когда вторсырье из бачков забирали разные машины (когда было 400 бачков), а когда бачков стало 2000, начали вывозить их на одной. В итоге люди видели, что желтый и синий бачок сбрасывают в одну машину. Но с обычным мусором вторсырье из цветных баков никак не могло смешиваться, потому что для общего мусора стоят огромные контейнеры, их вывозят на другой технике. Просто невозможно мусор из этих бачков смешать и увезти на одной машине".

Как это один бачок для вторсырья? Люди ведь тогда не поймут, что это раздельный сбор.

 

Игорь признается, что уже тогда понял ошибку: нужно было делать один бачок для вторсырья. Но тогда уже было поздно что-то менять: на перекраску бачков денег уже не давали, и более того, за счет бюджета сделали плакаты на площадках, которые говорили "кладите бумагу в одно место, а упаковку в другое". "Когда я предлагал сделать один бачок для вторсырья, со мной не согласились. "Как это один бачок для вторсырья? Люди ведь тогда не поймут, что это раздельный сбор". Я не смог настоять на своей позиции, а проблем было бы значительно меньше", - говорит Бабанин.  

 

Жилищным организациям  раздельный сбор был выгоден: они платили за цветные бачки, по договору, на 25 рублей дешевле с 1 куба, чем за вывоз смешанных отходов. Но "Спецтрансу№1" это, наоборот, обходилось дороже. "Контейнеры с общим мусором имеют объем 5 кубов, их вывез, и все. А здесь нужно было вывозить всего по полтора куба, объехать площадки, а бачки еще не на всех стоят...долго получалось. Мы в итоге делали по одной ходке за смену".

Начало конца

Как бы ни росло количество площадок с раздельным сбором, Игорю хотелось чего-то большего, в особенности - более конкретного взаимодействия с властью. "Я добился того, что было издано постановление "Методические рекомендации по раздельному сбору". Но я писал одно, а потом власти его редактировали, вычеркивали там все, и в итоге осталась некая рекомендательная вещь про то, что мы советуем делать так, но не обязательно. И там не было разъяснено, что бачки нужно ставить после разгрузки передом, а не задом. И вот все больше и больше бачков становилось задом и переставало быть бачками для раздельного сбора, на обратной стороне даже надписей никаких нет, просто непонятно что".  

Когда на бачках горели крышки, "Спецтранс" их менял, а власти обслуживание бачков контролировали. Потом в аппарат пришел новый чиновник, который, по словам Бабанина, не понимал раздельный сбор и считал его ненужным. Власти перестали давить на "Спецтранс",  бачки обновляться перестали, запас пластмассовых крышек кончился, и через некоторое время большинство бачков превратилось в обгорелые контейнеры без крышек, куда стали кидать смешанный мусор. Но все равно его продолжали возить на сортировку.

Когда-то через 2000 бачков проходило около 2% мусора, который образуется в городе. Это много.

 

"Постепенно "Спецтранс" понял, что их уже никто не контролирует, денег за обслуживание бачков для раздельного сбора нужно платить больше, и выглядит это все ужасно. Он поснимал бачки, перекрасил в зеленый цвет  и стал использовать их для сбора смешанного мусора. Это произошло примерно в 2009 году", - рассказывает Бабанин.  Примерно в это же время Игорь пришел в  компанию (до этого он был сотрудником Гринпис) и попытался вдохнуть вторую жизнь в оставшиеся бачки (в Московском, Красносельском и Василеостровском районах). "Я покрасил бачки в один цвет и написал: бумага, пластик, стекло, металл. Сделал железные крышки в Василеостровском районе, которые не горят и не ломаются. Там все стало опять хорошо собираться и достаточно быстро наполняться. Но "Спецтранс" уже не был настроен на поддержку проекта, мне перестали по первой просьбе выделять машину для вывоза вторсырья. В 2011 году был момент, когда мне 3 месяца не давали машину, жилищники заваливали письмами, чтобы я разгрузил бачки, а к концу декабря попросили убрать контейнеры".

Бачки все еще работают

Кстати, где-то в городе до сих пор стоят бачки, напоминающие об эксперименте нулевых. Самое интересное, что мусор из этих бачков все равно везется на Старообрядческую улицу, где есть станция механической сортировки.

Когда-то через 2000 бачков проходило около 2% мусора, который образуется в городе. Это, по словам Бабанина, много. Бачки в годы расцвета эксперимента стояли на каждой третьей площадке. "Я делал подсчеты, если сортировку загружать только раздельным мусором, то все становилось окупаемо за счет снижения затрат на сортировку. Но никто не хотел смотреть на эти цифры, все смотри общую экономику, а общая экономика сортировки низкая, потому что в основном поступает смешанный мусор, где вторсырья мало", - говорит Игорь.

Как сделать сейчас?

"Сейчас я бы точно сделал единый бачок для вторсырья, в котором была бы не очень большая дырка для сбора. Он должен стоять стационарно, не на колесиках, максимально защищен от вандализма. Бачки нужно сделать большого объема, около 2,5 кубометров, чтобы заезжать за ними нужно было реже, а машина наполнялась быстрее - это экономика. Ресурсы у нас есть. Есть сортировочные заводы, завода Язева вполне хватит на весь юг для того количества людей, которые готовы собирать. Я бы поставил столько бачков, сколько нужно, чтобы загрузить один сортировочный завод. Когда мы проводили в двухтысячных опрос среди людей, живущих возле первой экспериментальной площадки, 25% жильцов в лучшем случае реально сортировали отходы, 75% говорило, что сортирует. То есть 75% людей понимало, что сортировать нужно. И их можно было в итоге привлечь к раздельному сбору. Это пробная площадь, которую можно масштабировать на весь город. Я думаю, сейчас этих людей стало меньше, процентов десять. Конечно, нужно делать нормальное информирование, просвещение людей. Я бы сделал одного человека от власти, который конкретно в каждой районной администрации отвечал бы за раздельный сбор (его контроль и информирование жителей)", - делится идеями Игорь Бабанин.

В Петербурге, говорит Игорь, расположено 5 000 площадок для сбора отходов. Это значит, что, по концепции Бабанина, требуется закупить 5000 бачков: по одному на площадку. Бачок, в среднем, стоит 25000 рублей, в общей сумме придется потратить около 125 миллионов рублей. "Это не очень большие деньги. Все остальное у нас есть", - резюмирует Бабанин.