Что могут рассказать Петергоф и Стрельна о вкусах императоров России

Главная Истории

Истории

вернуться к списку

9 Августа `18

Что могут рассказать Петергоф и Стрельна о вкусах императоров России

Ландшафты, парки и огороды царских пригородов не только декорации для архитектурных ансамблей и дворцов. К 100-летию музейной истории Петергофа и Стрельны корреспондент Города+ решил прогуляться по историческим местам мимо цветников, грядок и скульптур. Что из этого вышло - в материале Города+.


  

В 2018 году пригороды Петербурга отмечают 100-летие своей музейной истории. После падения династии Романовых Петергоф и Стрельна потеряли свое звание императорских и великокняжеских владений, пережили революции и войны. Однако век спустя сотрудники музея сохранили традиции, рассадку цветов и овощей, а, главное, - атмосферу императорских садов и парков. 

Италия в подарок

Ольгин пруд с островами - один из самых фотогеничных уголков Колонистского парка и Петергофа. Царицын и Ольгин острова соединены мостом и родственными связями. Первый был подарен императором Николаем I его жене Александре Федоровне, которая, путешествуя по Европе, полюбила римские сады. А вторая часть «маленькой Италии» - свадебный подарок средней дочери императора, Ольге Николаевне.

Павильон в помпейском стиле заложили в 1842 году к 25-летней годовщине совместной жизни императора и императрицы. Спустя два года архитектор Андрей Штакеншнейдер возвел здание, где Александра Федоровна не жила, но отдыхала, вела переписку и устраивала семейные чаепития. Николай I лично принимал участие в подборе деталей для убранства острова. Именно государь, увидев в Риме еще в гипсе скульптуру Константина Климченко «Нарцисс, любующийся своим отражений в воде», заказал ее для жены. Сегодня мраморный юноша вместе с фонтаном — это центр южного садика, и одна из оригинальных скульптур, которая пережила Великую Отечественную войну. 

В северном садике острова композиционным центром стал еще один подарок, но на этот раз от брата императрицы Фридриха Вильгельма IV. Бело-голубая колонна, увенчанная золоченой скульптурой «Девочка с попугаем» работы Генриха Бергеса, интересна своей историей. У нее есть еще два аналога в Германии. К сожалению, когда  немецкие войска оккупировали Петергоф, то этот элемент ландшафта был утрачен, сохранилась только сама статуя. В 2000-х немецкие специалисты, начав процесс восстановления своих двух, предложили Петергофу воссоздать колонну и для Царицына острова. Таким образом, подарок был преподнесен дважды и снова прошел тот же путь, что и в середине 19 века - из Германии в Россию. 

Итальянскую атмосферу подчеркивают не только скульптуры в нишах, терраса и архитектура, но и цветущие растения. Сегодня на острове растут около 50 тысяч цветов и 1300 цветущих кустарников. Более 70% высажены по архивным документам садовников позапрошлого столетия и соответствуют моде и пристрастиям императрицы. 

«Цветочное убранство острова практически не повторяется. Ежегодно садоводы меняют расположение растений в цветниках и на клумбах. Не только однолетние цветы, но и многолетние украшают садики - лилии, гортензии, флоксы, мальва, бегония, розы. Декорированы также кадки и горшки во внутреннем садике. Все цветники подбираются по колористическому решению. Мы стремимся все время поражать и удивлять наших посетителей», - рассказала заведующая отделом заповедных территорий музея-заповедника «Петергоф» Татьяна Смирнова. 

Средиземноморскую тему продолжает второй остров — Ольгин, но уже в другом ключе. Архитектура павильона, гондола  (аналогичная тем, которые плавали по Ольгину пруду в 19 веке) и павлины с фазанами, отсылающие к островам на озере Лаго-Маджоре. Здесь больше свободного газона, меньше клумб, есть посадки клубники и смородины и всего одна скульптура - «Венера, снимающая сандалию». А недавно на острове посадили новые символические цветущие растения: международное общество сирени подарило Петергофу особый сорт этого кустарника «Ольга».

«На контрасте убранство этого острова, полного романтики и изящности, скромнее репрезентативного Царицына. Остров был подарен к свадьбе. Конечно, вышедшая замуж за Карла Вюртембергского Ольга Николаевна не жила здесь, но когда приезжала в Петербург, то обязательно навещала это место. И семья поддерживала память о ней. Когда рядом построили Дворец бракосочетания, много пар стали приходить сюда фотографироваться и гулять. Это символично - можно сказать, что мы живем под крики «Горько!», - рассказала хранитель музейных экспозиций Царицына и Ольгина островов музея-заповедника «Петергоф» Ирина Рудоквас.

Здесь с 40-х годов и до конца 19 века проводились грандиозные праздники. Недалеко от «Венеры» возводили бутафорский античный театр, а на воде ставили балеты, в которых танцевали лучшие балерины. Матильда Кшесинская вспоминала, как ее везли к главной сцене на зеркальном плоту, а зрителям на острове казалось, что она парит над водной гладью. Весь Колонистский парк был освещен тысячами огней, павильоны по архитектурным линиям также подсвечивались, а на берегах петербургские театры выстраивали пышные декорации, например, Дворец дожей.  

«Идея воссоздать эти праздники преследует нас не первое десятилетие, но это пока только мечты. Идеальным местом для сцены стало бы пространство между двумя павильонами — Царициным и Ольгиным. Послевоенная застройка подобралась к островам, но эта часть парка и пруда сохранилась в первозданном состоянии. И ничто не мешает реализовать эту идею в будущем», - отметила Ирина Рудоквас.

100 лет без царственных особ

Когда в 1918 году все дворцы и ансамбли сменили свое назначение и стали музейными объектами, Ольгину павильону повезло меньше всего. Здание сочли излишним памятником николаевской эпохи, в 20-е вывели из музейной сети, внутреннюю обстановку распределили по фондам и разместили внутри санаторий для военнослужащих. Во время войны здание еще и пострадало от пожара. Когда в 1990-е взялись за реставрацию, специалистам помогли точно воссоздать балконы и лестницы павильонов сохранившиеся чертежи. К сожалению, часть скульптур, которые украшали павильоны и цветники, не сохранились. Так, и «Венера», и «Амазонка, поражающая барса», и «Молящийся мальчик» - это бронзовые копии утерянных скульптур.

Восстановление требовалось не только постройкам островов, но и садам. Невосполнимой утратой на фоне цветов и кустарников могли стать столетние дубы, но им удалось пережить потрясения. Многие были посажены на островах уже взрослыми, когда им было около 150 лет.

«Деревья сюда привозили зимой, по замерзшему пруду. Сажали в выкопанные специально ямы, на местах, которые лично выбирал Николай I. Он управлял пригородом в ручном режиме, и дорожки, цветники и парки - все делалось по высочайшему повелению императора. Сложно дубам пришлось в реставрационный период, поэтому к ним особо внимательны садовые мастера. Обрезка,  подкормка, а вокруг некоторых деревьев не стригут траву, чтобы не травмировать. Со временем они, конечно, уйдут, но стараемся продлить их век», - рассказала Ирина Рудоквас.

На Царицыном острове уцелел хоть и не самый старый, но наиболее памятный дуб. Юный американец Джордж Самнер подарил несколько желудей с дуба, росшего на могиле Джорджа Вашингтона, императору Николаю I. Садовый мастер Петр Эрлер вырастил небольшое деревце, которое собственноручно посадил возле Царицына павильона император. Когда государь умер, его вдова повелела обнести дуб золоченой корзиной и высаживать там каждый год незабудки в память о муже. Эта традиция сохранилась и после возрождения островов, когда в 2005 году они после реставрации приняли первых посетителей. 

Огород Петра Великого

 

Первый огородный комплекс появился в Стрельне в 1711 году, тогда грядки разбили к северу от строящегося Путевого дворца Петра I. В 1731 году огород перемещают южнее и разбивают пруды. Так естественная горка прикрывает путь холодному воздуху, а территорию можно было легко орошать. Сегодня, как и триста лет назад, здесь ухаживают за огородом по напутствию самого первого императора России — красота и польза. Экскурсии по царским грядкам проводят с 25 мая по 15 сентября. Поэтому работники стараются высаживать растения таким образом, чтобы в любое время лета на огород было приятно и просто посмотреть. На площади 1500 метров представлены и культуры допетровской эпохи, и то, что «попало» на грядки в более поздние годы. В 1711 году император привез четыре новые овощные культуры. Легенда гласит, что он лично высадил здесь первые два мешка картофеля. Также на грядках Стрельны впервые появляются салат латук, артишоки, редис.

«У каждой из этих четырех культур сложная история. Редис настолько понравился Петру I, что тот издал именной указ: в любое время года, в любом уголке империи на столе российского императора должен быть этот овощ. Указ соблюдался до смерти государя в 1725 году. Потом редис исчезает из царского меню, и только в 1741 году Елизавета Петровна возвращает это овощ к столу», - рассказала начальник участка «Территория у дворца Петра I» отдела заповедных территорий Елена Кузьменко. 

Любил император и артишоки, которые впервые попробовал в голландском городе Зандаме, где инкогнито работал плотником в 1696 году. Отечественным садовникам пришлось придумать сложный и трудоемкий метод выращивания этого теплолюбивого растения в нашем климате, который назвали «русская баня». Но все равно, артишоки вызревали только в жаркое лето. Салат латук таких сложностей не вызвал у садоводов, но население долго привыкало к новому растению — 100 лет.  Долгое время латук выращивался и продавался исключительно для иностранцев. 

В центре огорода своеобразная выставка ульев, и это не случайно. До Петра I в России существовала такая отрасль как бортничество. Бортники искали в лесу старовозрастные деревья и собирали мед диких пчел. У каждого из них было именное клеймо, чтобы метить свои деревья, и существовала даже опись ульев Московского государства. 

«В 1711 году в городе Дерпте (Тарту) император впервые увидел ульи, и загорелся идеей создания русского стационарного пчеловодства. С 1711-1717 года появляется уникальная коллекция ульев со всей западной Европы, которую привозят в Стрельну. Один из уникальных образцов родом из Лондона - улей из стекла, который позволял наблюдать за жизнью пчел. Была выстроена сельская хижина, там пчелы зимовали, а весной за ульями приезжала телега. По мере начала цветения той или иной культуры, улья путешествовали по липовым рощам и яблоневым садам — и так все лето. Сейчас ульев на территории нет, так как по огороду водят экскурсии», - рассказала Елена Кузьменко.

Рядом с грядками располагается небольшая возрожденная часть царского сада. Сейчас там выращивают несколько сортов яблонь. Это не сравнится с первой описью от 28 апреля 1732 года, где перечислены 3100 яблонь, 50 груш, 125 вишен, 200 кустов крыжовника, 4000 кустов красной смородины. Впрочем, это неудивительно, так как сад и огород были утеряны много лет, с революции и до 2000-х. Но вкусы царственного садовника чтут в традициях. Дважды в год в вазах дворца Петра I и Монплезира в появляются горки — композиции из овощей и фруктов. 19 августа в Яблочный Спас их украшают выращенные в саду яблоки, которые жители Стрельны после молебна могут забрать домой. А 5 сентября в вазах появятся горки из тыквы, кабачков, патиссонов и фруктов. Эти композиции могут украшать дворцы долго, до заморозков. Эту моду Петр I заметил при дворе французского короля и привез в Россию.

Фото: Е. Степанов/Город+
Текст: Р. Ильясова/Город+
Теги: культура

наверх