Социальный театр: для людей и о людях

Главная Истории

Истории

вернуться к списку

3 Июня `18

Социальный театр: для людей и о людях

Пространству театра предписывают много свойств, среди них – и социальная составляющая, которая в последнее время начинает все чаще выходить на авансцену малых и больших городских площадок. Так, социальный театр берет своих героев, материал, темы, вопросы и конфликты из жизни и проблем общества. В чем миссия такого театра: обозначить проблему или помочь ее решить? И какие существуют форматы и формы? В этом разбирался корреспондент Города+. 


В любой пьесе есть своя точка отсчета повествования: смерть отца Гамлета, новость о приезде ревизора или приход в ночлежку странника Луки. Уже после ее прохождения публика пристально начинает следить за ходом истории и сопереживать героям, попутно находясь в поиске «главной мысли» и посыла режиссера. Однако в социальном театре проблема – вне сцены, иногда даже зритель может принести ее с собой. Сюжетами нередко становятся весьма обыденные истории, знакомые каждому: встреча с бездомным в метро, знакомство с соседями-мигрантами, конфликты в семье. Но именно сцена, по мнению специалистов, способна сделать будничную проблему интересной и затронуть даже самого равнодушного зрителя. Петербургу как культурной столице в этом плане повезло: на городских площадках действуют сегодня различные проекты, работающие в разных форматах, объединяет которых, по сути, лишь одно – человек и его история.

Новые форматы выходят на сцену

Если на сцене появляется герой-маргинал или герой-инвалид, значит ли это, что перед нами социальный театр? Такой критерий, уверены участники Театрального проекта «Вместе», сомнителен, ведь конфликты и проблемы могут возникнуть у любого человека. С 2012 года педагоги и тренеры «Вместе» помогают людям, не имеющим театрального образования, заявить о конфликтной истории, которая их волнует. Так, на сцену выходят преподаватели, студенты, подростки или даже посетители музеев. «Есть мнение, что социальный театр – это пока только тренд, но для меня это история о расшатывании стереотипов и диалоге между разными людьми. Вокруг – такое количество конфликтов, что нам остро необходимо учиться разговаривать друг с другом», – рассказывает драматург и тренер театрального проекта «Вместе» Наташа Боренко.

С предложением реализовать какой-либо проект к команде «Вместе» обращаются не только социальные учреждения, но и учреждения культуры – все, кто стремятся к активному взаимодействию. Одним из способов построить такой диалог является формат форум-театра. В нем реальные ситуации, которые происходили с актерами или публикой, воссозданы на сцене. Зрительный зал же здесь не пассивен – наоборот, посетителей активно включают в обсуждение проблемы. При этом любой человек может выйти на сцену, предложить свое решение или занять место другого. И, хотя формально конфликт разыгрывается в пространстве театра, поиск выхода из проблемы подчиняется законам действительности.

Конечно, в формате форум-театра к зрителю выходят непрофессиональные актеры, но все же такая интерактивная постановка требует тщательной подготовки – часто она длится несколько месяцев. При этом за процессом диалога следит джокер – это тренер, режиссер или участник группы, который прошел специальную подготовку и должен уметь чувствовать зал и настроение аудитории. Именно джокер задает вопрос зрителю: «Что вы увидели?». И чаще всего в первых же комментариях публика признает жизненность ситуации, а потом начинается поиск решения, конфликт рассматривают с разных сторон. «Зритель должен четко понимать проблему, которую мы озвучиваем. В идеале спектакль форум-театра должен быть простым и ясным», – отмечает режиссер и тренер театрального проекта «Вместе» Мария Колосова.

 

Популярностью пользуется среди артистов и другой формат, получивший название «невидимый театр». Он позволяет еще больше вовлечь человека в постановку и погрузить его в конфликт. Режиссер и актеры создают сцену на социальную проблематику и выходят с ней в общественное пространство – и никаких объявлений, площадок или афиш. Зритель не должен понять, что перед ним – инсценировка, для него ситуация абсолютно реальна. Любой случайный прохожий может включиться в происходящее, например, защитить кого-то или поддержать. Такая работа вне сцены – задача для профессиональных актеров. При этом разброс мест и тем, где можно показать такую сцену, широк. Например, две героини, стоя в очереди, могут завязать спор о том, как должна или не должна выглядеть девушка. А в другой сцене группа молодых людей на выставке решила обсудить современное искусство и его методы, подключив тут же к теме собравшихся посетителей.

Но если «форум-театр» и «невидимый театр» пока только начинают завоевывать зрителя в Петербурге, то документальный уже прочно занял свою нишу. Так постановки «Антитела» и «Чук и Гек» режиссера Михаила Патласова получили признание и были награждены театральной национальной премией «Золотая маска». Сегодня же режиссера интересует тема интеграции мигрантов. В своем проекте «Облачный театр» Михаил работает со смешанными группами: подростками с опытом миграции, детьми с особенностями развития или с опытом совершения преступления, а также обычными петербургскими детьми. «Режиссура в документальном театре должна решать конкретную социальную задачу. Нам не нравится тревожное отношение между нами и мигрантами, и как-то это надо решить. Мы выносим это в пространство театра, что и позволяет нам находить общий язык с приезжими», – отмечает режиссер Михаил Патласов.

Театр как лекарство

 

В особом значении доктеатра для российской сцены уверены и в Социально-художественном театре (СХТ). Его артисты начали свое развитие в этом направлении несколько лет назад с тренингов, участие в которых принимали люди, попавшие в трудную ситуацию. Сейчас коллектив театра работает над созданием документальных спектаклей. Среди них - «Зеркало» (совместный проект актеров и подростками из приюта «Жизнь») и «Пьесы жизни» (где свои истории рассказывают люди, преодолевшую зависимость к алкоголю или наркотикам). Так СХТ стремится совместить творческий и педагогический аспекты. Благодаря такому взаимодействию, участники, переживающие сложные ситуации, получают уникальный опыт и возможность «пережить» с помощью сцены свои проблемы, а театр – новые идеи и материал для творчества.  «Надо держать баланс: мы – театр. Представляем зрителю спектакли, где не получится прийти, расслабиться и отдохнуть. Но при этом социальный театр заставляет думать и слушать то, на что привыкли закрывать глаза. Мы в зрителях ищем союзников, и многие ими становятся», – рассказывает артист СХТ Федор Федотов. Подробнее о проекте читайте здесь.

Однако к новым возможностям документального театра обращаются не только молодые проекты, но и театры с большим опытом, историей и сложившимся репертуаром. Так, в 2017 году театральное товарищество «Комик-трест» представило на суд публики спектакль «Трезвые», где со сцены свои реальные истории в стилистике документально-клоунского пластического театра рассказали Андрей Ургант, Олег Гаркуша и Дмитрий Шагин. Зрители увидели известных и успешных творческих людей, которые смогли побороть алкоголизм и рассказать об этом. Однако как репертуарному театру «Комик-тресту» пришлось столкнулся с неоднозначной реакцией на постановку. Одни зрители нашли ее уместной и честной, другие решили, что об алкоголизме нельзя рассказывать на языке клоунады или не признали проблему вовсе. «Если копнуть поглубже, выясняется, что кто-то из наших близких или знакомых страдает от алкоголизма. Зрители, когда присутствуют на спектакле, особенно женщины, остро реагируют. Они вдруг осознают, что живут с этой бедой. Но также понимают, что эту ситуацию можно изменить», – считает директор театра «Комик-трест» Татьяна Кондакова. 

 

Спектакль «Трезвые» – не единственный социально ориентированный проект театра. Все менять «Комик-трест» начал еще до выхода спектакля «Трезвые» на сцену – в 2007 году. Тогда режиссер и создатель театра Вадим Фиссон запустил проект «Театр – доступная среда». Его главной задачей было сделать театральные постановки более доступными для людей с ограниченными физическими возможностями, воспитанников детских домов, пациентов реабилитационных центров, пациентов хосписов и многодетных семей. 

Ведь для многих людей (особенно детей) простой поход в театр может стать целым событием. А шанс самому выйти на сцену – это уникальная возможность узнать себя и справиться со своими проблемами.

Уже пятый год театр Импровизации «3:16» реализует благотворительный драматерапевтический проект «Время жить». Благодаря ему в конце мая на сцену Молодежного театра на Фонтанке вышли воспитанники детских домов, социальных приютов и школ-интернатов. Они показали свои спектакли и рассказали о темах, волнующих именно их. Так, начиная с декабря, ребята занимаются в арт-студиях созданных при центрах, приютах и детских учреждениях. Групповые занятия, во время которых используются театральные и драматические техники и тренинги, помогают трудным подросткам, детям с особенностями развития или оставшимся без попечения родителей смягчить последствия психических расстройств или влияющих на них социальных проблем, а также повышают их навыки социального общения. В проекте «Время жить» участники имеют уникальную и порой важную возможность придумать себе героя и его историю. «Когда ребята говорят от лица персонажа, они говорят от себя, задают проблему, мы ее проигрываем и переходим на следующий уровень. И результаты ощутимы: некоторые дети изначально не разговаривали, а сейчас они выходят на сцену и отыгрывают часовые спектакли со сложными декорациями, импровизируют, четко и громко произносят свои реплики», – отмечает молодой режиссер Александра Осадчая, которая руководит арт-студией при центре содействия семейному воспитанию №7. 

Для «Время жить», как и для социального театра в принципе, характерна так называемая горизонтальная структура в группе. Режиссер тут не мудрый наставник и тем более не диктатор. Сюжеты постановок создаются из историй, сочинённых самими детьми.  Куратор одной из групп Мария Константинова вспоминает, как стремилась придумывать абстрактные спектакли, пока один ее подопечный Томаш Фаркаш не посоветовал: «Надо попроще. Ваши спектакли очень интересны, но они понятны таким же, как вы, а нам – подросткам – не всегда».

«Театр должен выполнять свою миссию не только в визуальном и эстетическом ключе, но и предоставлять возможность находить себя в нем. Мы даем детям шанс пройти сложные моменты, моделируем для них ситуации и провоцируем на принятие решений», – пояснила создатель проекта и режиссер театра Импровизации «3:16» Юлия Ефремова.

Большие сдвиги в большом театре

 

Обращаться к новым форматам и социальным темам все чаще стали и большие театры. Так, знаковой постановкой для труппы Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова стал спектакль-семинар «Что делать». Роман русского философа, журналиста и литературного критика Николая Чернышевского был переосмыслен: сцена стала кафедрой, зрительский зал — аудиторией, а некоторые показы заканчивались диалогами со зрителем. После этой премьеры творческие поиски театра продолжились проектом «Новые люди»: документальный театр попытался ответить на вопрос: «Кто такие новые люди и являются ли ими подростки?» 

После этого исследования подростков в БДТ обратились и к проблемам учителей: уже третий год подряд работает «Педагогическая лаборатория» при поддержке Информационно-методического центра Центрального района Петербурга. Оказалось, что театр может многим поделиться с педагогикой. Обсуждение спектакля, анализ драматургии, создание театральных пьес с детьми, навыки режиссуры и актерского мастерства – все это может дополнить сложившиеся стандарты образования. «В этом году мы с учителями сделали документальный спектакль о правах и свободах современных педагогов в наших школах. А также два форум-спектакля на основе реальных конфликтных историй из школьной жизни», – рассказала преподаватель «Педагогической лаборатории» Наташа Боренко.

Меняется мир, зритель и меняется театр – в БДТ не так давно обновился состав и репертуар, и лаборатория стала возможностью подготовить своего потенциального зрителя. Если педагоги поймут и примут современный театр, то смогут увлечь им и школьников. Не забывают здесь и о своем настоящем и прошлом. Постоянный зритель может узнать новые факты о жизни театра из цикла лекций ведущих петербургских искусствоведов, а также совершить путешествие за кулисы – таким простым способом театр становится ближе и понятнее для горожан. А мастер-классы и театральные уроки-факультативы, нацеленные в том числе и на социальную абилитацию детей с аутизмом совместно с центром «Антон тут рядом», могут стать интересным опытом для тех, кто еще ничего не знает о БДТ.

Однако не только БДТ пошел по данному пути: например, Мариинский и Михайловский театры проводят экскурсии за кулисы для взрослых и школьников. В Мариинке работают культурно-просветительские программы для организаций, поддерживающих детей и взрослых из социально незащищенных слоев населения. В пресс-службе театра подтвердили, что при официальном обращении организаций к дирекции театр может провести экскурсии на безвозмездной основе. Таким образом подопечные и студенты организаций «Антон тут рядом», БФ «Гуманитарный конвой», «Наше Отечество», ассоциации молодых инвалидов «Аппарель» и других познакомились поближе с одним из самых знаменитых театров мира.

Проникновение новых форматов на большую сцену, интерактивность, постановка острых тем и вопросов, а также поиск решений – все это возможно сегодня благодаря смелости деятелей социального театра и изменениям в диалоге «сцена-зритель». 

Антуражные спектакли оперы и балета уже многие годы остаются визитной карточкой Санкт-Петербурга, частью его открыточного образа. Но может ли им на смену прийти социальный театр? Или он останется на задворках большой сцены, потому что высвеченные рампой проблемы общества – это стыдно и неуютно? Покажет время. 

 

Фото: группа "Время жить - Театральный проект"/https://vk.com; группа "Театральный проект "ВМЕСТЕ"/https://vk.com; группа "Александринский театр и Новая сцена"/https://vk.com; группа "Спектакль "ТРЕЗВЫЕ". Документальная фантасмагория"/https://vk.com; группа "«ЧТО ДЕЛАТЬ» в БДТ"/https://vk.com;

Текст: Р. Ильясова

Теги: культура

наверх