Память в камне: блокадные адреса в Петербурге

Главная Истории

Истории

вернуться к списку

26 Января `18

Память в камне: блокадные адреса в Петербурге

В Ленинграде-Петербурге почти каждый дом помнит блокадные годы и является для кого-то главным местом памяти. Но есть такие адреса, которые отзываются в сердце большинства горожан, ветеранов, блокадников, тружеников тыла и жителей осаждённого города. Город+ собрал обзор по блокадным мемориалам и памятным адресам в Северной столице.


Блокадная полынья

Памятник у спуска к воде на набережной Фонтанки, 21 - относительно молодой, он появился в Петербурге уже в XXI веке. Но установлен он на важном месте: здесь, в самом центре города, в годы блокады находилась одна из наиболее жизненно необходимых для людей точек - источник питьевой воды.

Удивительно, но водопровод в осаждённом городе продолжал работать всю блокаду. Правда, воспользоваться им могли немногие: водопроводные станции постоянно обстреливались, подача электричества шла крайне нестабильно, городские трубы и внутридомовые сети были сильно повреждены - бомбёжками и морозами. Людям приходилось брать воду из водоёмов, а если поблизости не было рек, каналов, озёр или не оказывалось сил идти - топить снег.

По воспоминаниям ленинградцев, в городе было несколько «блокадных прорубей». Причём некоторые были устроены не только в водоёмах, но и на разрушенных водопроводных трубах. Полынья на Фонтанке - одна из самых знаменитых. Из проруби люди набирали воду в вёдра, бидоны, кастрюли - любые ёмкости, которые имелись, - и несли домой. Посуду тащили на санках или на фанере - волоком. Нести тяжёлые бидоны на себе практически ни у кого не было сил. Если путь до дома был неблизким, морозной зимой вода по дороге могла превратиться в глыбу льда. Её бережно растапливали, пытаясь сохранить каждую ценную каплю. Грязная речная вода была для людей в те годы - наряду с хлебом - источником жизни. Её пили, готовили с ней пищу, использовали для мытья. 

Памятник представляет собой комплекс из двух кубических гранитных тумб и плиты с высеченным в ней женским профилем. На плите - надпись: «Здесь из ледяной проруби брали воду жители блокадного Ленинграда». 

Предупреждающая надпись на Невском проспекте, 14

Надпись «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна!» знакома, пожалуй, всем жителям Петербурга. Она нанесена белой краской по синему фону на фасаде дома №14 по Невскому проспекту. В памятные даты горожане приносят сюда цветы, свечи и записки со словами благодарности подвигу ленинградцев.

Но что расположено в этом доме? Школа №210. Здание на Невском, 14 возвели специально для неё в 1939 году - за два года до войны. Многие ученики и педагоги школы провели в городе всю блокаду: во время осады города в школе не прекращались занятия. Здание, однако, школе пришлось поделить с аварийно-спасательной командой Куйбышевского района и общежитием для её сотрудников. Школа продолжает работу и по сей день.

Традиции возлагать к этому зданию цветы больше полувека, и вряд ли многие сегодня помнят, что надпись - не подлинная. В годы осады города такие надписи размещали на домах по северной стороне улиц - немецкие войска бомбили город с юга - но после освобождения Ленинграда жители спешили скорее забыть о страшных днях и все предупреждающие надписи были смыты со стен. В 1962 году одну из них воссоздали на историческом месте - на Невском, 14 - в память о подвиге блокадников. Затем в разных районах появилось ещё несколько аналогичных надписей-памятников: на Лесном проспекте, 61; на 22-й линии В.О., 7; в Кронштадте - на Посадской улице, 17/14 и на улице Аммермана, 25. Они сопровождаются мраморными мемориальными досками «В память о героизме и мужестве ленинградцев в дни 900-дневной блокады города сохранена эта надпись».

Дом радио

Радио в осаждённом городе играло огромную роль: фактически для людей это была единственная связь с внешним миром - по радио узнавали новости, слушали стихи и музыку. Для многих голос из репродуктора оставался единственным собеседником в блокадные дни. 

Радиовещание в блокадном Ленинграде не прерывалось ни на один день. В первые месяцы блокады на улицах установили 1500 громкоговорителей, в июне 1941 года в городе насчитывалось 600 тысяч радиоточек, около 90 тысяч радиоприёмников индивидуального и коллективного пользования, на предприятиях имелось 48 радиоузлов с 11 853 радиоточками. По радио передавались сигналы воздушной тревоги и «отбоя», объявления об артобстрелах, о нормах продуктов, инструкции о поведении при тревоге ночью, о противопожарной обороне, о разведении огородов в городских скверах. По радио же - звучали голоса ведущих, поэтов, писателей, играла музыка. 

Вещание в блокадном Ленинграде шло из Дома радио, расположенного на углу Малой Садовой и Итальянской улиц. Многие дикторы и писатели, выступавшие по радио, жили (и умирали) прямо здесь: кто-то лишился жилья из-за бомбёжек, кто-то физически не мог перемещаться по городу, а кто-то был не в состоянии оставаться в одиночестве. Среди них была и Ольга Берггольц, автор самых известных стихов о блокаде: многие из них впервые прозвучали из её уст именно по ленинградскому радио. «Нигде радио не значило так много, как в Ленинграде в годы Великой Отечественной войны», – говорила она после войны.

Дом Тани Савичевой

Маленькая ленинградка, лишившаяся семьи в блокадном городе, Таня Савичева стала известна на весь мир благодаря своему дневнику. Исписанные детским почерком девять страниц, вещавшие о смерти её близких, стали одним из свидетельств ужасов нацизма и сегодня хранится в Музее истории Санкт-Петербурга.

Дневник 11-летняя девочка вела в записной книжке сестры, записывая дату смерти каждого родственника. После смерти матери, оставшись одна, она написала: «Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня». Долгие годы её судьба оставалась неизвестной. Как оказалось, оставшись без семьи, девочка отправилась к родственнице, а затем попала в детский дом. Её эвакуировали из осаждённого города в Нижегородскую область, в посёлок Шатки, но выжить Таня уже не могла: у неё зафиксировали цингу, дистрофию, туберкулёз. В последние дни жизни она ослепла. Таня Савичева не пережила войну и умерла в 1944 году в возрасте 14 лет.

В Ленинграде Таня жила на Васильевском острове - в доме №13 по 2-ой линии. Сейчас на нём установлена мемориальная доска в память о ней.

Пискарёвский мемориал

В Ленинграде в годы блокады большинство умерших хоронили в братских могилах. Они есть на многих кладбищах, но самое массовое захоронение, ставшее местом памяти и преклонения, - у мемориала Матери-Родине на Пискарёвском кладбище.

По официальным данным, в братских могилах здесь покоятся останки более 420 тысяч горожан и 70 тысяч солдат, ещё около 6 тысяч воинов захоронены в отдельных могилах.

Мемориальный комплекс на кладбище начали возводить сразу после войны, а закончили - к 1960 году. Именно тогда здесь появился монумент Матери-Родине, возвышающийся над вечным огнём. Памятник открыли 9 мая - к 15-й годовщине Победы. С тех пор он стал главным местом памяти защитников города, а высеченные в камне строки Ольги Берггольц «Никто не забыт и ничто не забыто» - эпитафией не только блокадникам, но всем павшим в войну.

 

Фото: ru.wikipedia.org, Н.Булко, А.Ваганов/Город+

Текст: Город+

наверх