Главная Город в лицах

Город в лицах

вернуться к списку

19 октябрь 2018

Эдуард Пичугин: Киностудия «Ленфильм» подписала первый в истории контракт с Netflix

Генеральный директор киностудии «Ленфильм» Эдуард Пичугин рассказал в интервью Городу+, какие кинопремьеры ждут петербуржцев в ближайшие годы, в чем секрет популярности картины «Довлатов» за рубежом, как «Ленфильм» поучаствует в Культурном форуме и почему к экранизации событий блокады нужно относиться исключительно серьезно.


Новый выпуск программы «Главный+» смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

- Эдуард Анатольевич, «Ленфильм» уже не первый год принимает мероприятия Культурного форума. Что будет в этот раз?

- Это правда, мы с самых первых форумов каждый год стараемся быть основной площадкой для всех кинематографических событий. У нас параллельно проходят и свои мероприятия. Мы стараемся в это же время провести фестиваль «Начало» – международный фестиваль студенческих фильмов и дебютных работ. Он проходил уже 16 раз, это знаковое событие. В это же время мы стараемся проводить коллоквиумы, то есть обсуждения, встречи с нашими международными коллегами. В этом году вместе с российскими школами приезжает еще и школа кинематографистов из Лос-Анджелеса, будут представлены европейские школы. Конечно же, будут разбираться и ленфильмовские работы. Будут присутствовать кинокритики, будем смотреть, изучать, у кого какой кинематографический язык и сценарное мастерство.

- Можно сказать, что у «Ленфильма» есть своя школа кинопроизводства?

- Да, я думаю, что она всегда была. Возродив киностудию, мы поддерживаем традицию. Мы работаем со всеми жанрами. Это не детско-юношеские фильмы, или документальное кино, или какое-то отдельное направление, а все форматы вместе. Стараемся, конечно, как можно более разнообразить этот список. У нас в портфеле обязательно есть исторические, сложнопостановочные художественные фильмы. Акцент делается на полный метр. Стараемся каждый год запускать дебютантов. Один-два дебютанта регулярно стартуют с площадки «Ленфильма» и используют ее не просто как трибуну, но и как трамплин. Недавно выпущенная дебютная работа «Птица» получила больше 80 международных призов. Это, конечно, открытие, и мы стараемся эту традицию поддерживать. В этом году будут также выпущены две работы и начнут свое шествие по фестивалям. Фильм «Довлатов» продолжает завоевывать симпатии международной общественности. Недавно – это такое яркое событие для кинематографистов России – мы подписали контракт с Netflix, и картина «Довлатов» Алексея Германа пошла в прокат в 36 странах мира. При этом мы этим же творческим коллективом, этим же продюсерским составом перешли к работе над новой картиной по сценарию Алексея Германа «Воздух». Мы работаем совместно с 1-м каналом. Это самое начало и середина Великой Отечественной войны, 41-42-43 годы. Об интересном событии того времени, когда молодые девушки попали в смешанный авиационный полк. Мы покажем, как они меняются, что с ними происходит дальше. Фильм должен быть серьезный, яркий.

- Работы «Ленфильма» всегда отличались глубиной.

- Конечно. И в целом российский кинематограф всегда отличался от американского, потому что мы раскрываем потенциал интереса зрительских симпатий. Наш зритель – он читающий. Если говорить про воспитание, например, американского зрителя, там все-таки больше ориентированность на комиксы. У них кино для попкорна – у нас кино для подумать. В нашем случае героем является обычный, простой человек. Зритель должен стать частью происходящего на экране, увидеть в нем себя, своих родных, близких, знакомых и, сопереживая, прожить с ним эту часть жизни, эту историю, которую мы экранизируем. И еще чему-то научиться обязательно. В американском кино персонажем является Герой Героич Халк или агент 007. Когда на экране видно много миллионов, фильм тоже равнодушным не оставляет. Конечно, это любопытно, интересно, красиво, но, скорее всего, пересматривать ты это не станешь. А наши фильмы рассчитаны на жизнь вечную, чтобы новое поколение могло, посмотрев, тоже чему-то научиться.

- Сотрудничества с Netflix – это разовый успех или системная работа «Ленфильма» с распространением контента за рубежом?

- Это пока яркое событие и достижение. Мы надеемся, конечно, что и следующие проекты попадут в поле интереса Netflix. Это многократно увеличивает зрительскую аудиторию, то, для чего мы делаем картины. Но сейчас у нас есть еще одна планка – мы приступили к производству фильма «Халхин-Гол». Это ярчайшее событие. Победа на реке Халхин-Гол в 39 году определила, в общем-то, победу потом в Берлине. Это была первая военная победа молодого государства, но о ней мало говорилось, мало что писалось. Единственный документальный фильм вышел в 40-м году, но он, в общем, ни о чем, кроме пропаганды, не рассказывал. Единственное – мы с вами можем прикоснуться к произведениям Симонова. «Товарищи по оружию», например. Экранизированы, правда, были только «Живые и мертвые», но все герои встретились и познакомились еще в «Товарищах по оружию». А экранизирована эта литература не была никогда. Да и других фильмов об этом, в общем-то, не было. Один советско-монгольский «Слушайте на той стороне» в 71 году, который вряд ли видел кто-то из наших зрителей. В действительности же эта победа не только определила современные границы Монголии и Китая, не только принесла первую Звезду героя маршалу Жукову, но и сформировала тыл и подготовила нас к Великой Отечественной. Монголия действительно помогала нам потом провизией, обмундированием. Как эта победа была достигнута? За десять дней 55 тысяч японских агрессоров было уничижено. Это было испытание оружия. Все оружие образца 38 года прошло там проверку. Это тактические приемы, это работа всех служб – погранвойска, разведка, контрразведка. Благодаря разведке мы узнали, что враг должен был напасть 22 августа, и, соответственно, было принято решение на упреждение. Были разрушены все планы врага. Император и японская группировка должны были войти в СССР со стороны Читы и в полгода втянуть нас в войну. А тем временем гитлеровская Германия вошла бы с другой стороны. Блицкриг, план Барбаросса строился именно на этом. Но благодаря победе, которая была одержана, японцы вообще отказались от войны с Россией. Когда Гитлер, подойдя в 41 году к Москве, настаивал, чтобы все-таки был открыт второй фронт, Япония напала не на нас, а на Перл-Харбор. Это позволило Рузвельту принять решение войти в союз и помогать нам и ленд-лизом, и всем остальным. Цепочка событий была запущена именно там, на Халхин-Голе. И об этом, как наш президент говорит сегодня, нельзя ни в коем случае забывать. Надо увековечить эту память.

- Проект будет совместный?

Мы начали работать над ним чуть раньше, год назад. Занимались проработкой. Мне удалось поговорить об этом с президентом Монголии Баттулга. Он подключился, и Монголия стала нашим первым партнером в этом проекте. Мы нашли финансирование для этого. На сегодняшний день сценарий уже закончен. Автор Снежкин Сергей Олегович создал новую литературу. Это литературный сценарий, который даже будет потом представлен для наших читателей как книга об этих события. Еще подключились Китай и Корея. На сегодняшний день мы видим для себя в этой ленте расширение зрительского рынка. Очень многие китайцы воспитаны на советском кинематографе. Помнят, знают, пересматривают. И вот сейчас я хочу открыть новую эру любви к российскому кинематографу в Азии. Это еще одна финансовая возможность вернуть средства в производство и получить развитие, потому что выход на китайский рынок – это больше 100 млн долларов от проката. Мы сейчас в активной фазе переговоров, договоренностей, и в этом я вижу хорошее будущее для российского кинематографа и для «Ленфильма».

- Создание таких фильмов станет системой?

- Конечно. Мы долго шли к китайскому рынку. Сложно было даже подходить к нему. Даже когда Сергей Михайлович Сельянов представлял фильм о Чингисхане, который снимали в Китае с китайцами, за прокат предложили, в общем-то, какие-то копейки, твердый счет. К примеру, 15 тысяч долларов – мы отдаем ленту, они сами прокатывают. Фильм «Лед» в этом году вышел на более 50 тысяч экранов Китая, но при этом наши продюсеры получили, опять же, твердый счет. Пусть это какие-то относительно большие деньги, но они сами зарабатывают на этом больше. В нашем случае это совместное производство с ChinaFilmGroupCorporation, одной из важнейших китайских компаний. Планируется, что через месяц мы выйдем на подписание контракта с этой студией. Тогда это уже гарантированный кинопрокат во всем Китае. И Корея тоже заинтересована, потому что это будет 75-летие освобождения государства от японских агрессоров в 45 году. Для них это грандиозная дата. В следующем году будет 80-летие победы на реке Халхин-Гол. Это яркое событие, мы говорили об этом на Восточном форуме в сентябре и подписали контракт. Участвуют четыре стороны: «Ленфильм», Фонд российского исторического общества и еще два фонда, монгольский и китайский.

- Можно пожелать только удачи. Приятно, что ставятся такие высокие цели.

- Да, спасибо. Это кино действительно должно быть сверхсобытием. Там есть, о чем рассказать нашему зрителю. И мы сможем показать то, чего никто не знал, никогда не видел и даже не говорил об этом. К нам подключился Росархив, предоставлена была не только литература, а еще очень много документов, о которых раньше никто не слышал. Подробно описаны многие моменты: что происходило с людьми, и россиянами, и монголами, и китайцами. И шпионы, и разведслужбы, там все это было. Это ярчайшее противостояние двух систем, первая проба пера. То, как мы смогли тогда победить, определило и наше сегодняшнее мирное небо. Об этом мы и должны говорить. Россия участвовала тогда в создании послевоенного мира. Об этом все пытаются забыть, но мы напомним через художественное произведение. Вот такие у нас амбиции и планы.

- Какие еще планируются премьеры?

- Если говорить о кинопроизводстве, сейчас я занимаюсь написанием сценария. Мы выкупили права на произведение Демидова «Оборванный дуэт». Оно есть в открытом доступе, можно посмотреть. Там такое двадцатиминутное произведение, а мы работаем над тем, чтобы получился полный метр на 100 минут. Едесь тоже тема такая, которую раньше никто не затрагивал: как человек, носитель культуры меняет пространство вокруг себя. В качестве референса можно представить себе «Зеленую милю» с Хэнксом. В нашем случае в этом произведении рассказывается, как молодой, но очень талантливый тенор, оперный певец покорил сердца и умы зрителей всей планеты: и Метрополитен-опера, и Большой, и Ла Скала. Ему все рукоплещут, он купается в любви зрителей, знает много языков и так далее. Но он не отказывается от родной советской России. Как Шаляпин, который остался здесь, хотя Репин уехал в Финляндию. В нашем случае он как Шаляпин. Он остается в советской России, при этом путешествует, но на волне 20-30-х годов оказывается по навету в лагере. Но он себя не чувствует там узником. Он поет, выступает перед этими уголовниками, предателями. Он чувствует себя, как будто он на сцене. И весь мир начинает вокруг него меняться. Знаете, как в лужу с мутной водой попадает реагент, и она становится питьевой и чистой. Вот здесь так же. Вдруг, исполняя свою мужскую партию арии Тоски, он слышит какой-то ответ сопрано. Он не видит эту девушку, понимает, что это тоже актриса из соседнего барака, из женской половины. И они начинают общаться через песню, через язык музыки. У них возникает любовь. И развитие этих отношений мы оставляем с открытым финалом. Приятно было, что Аида Гарифуллина согласилась играть женскую роль. А Тельман Гужевский прилетел из Лондона и сразу подписал контракт на главную мужскую. Это известный камерный тенор, достаточно яркий артист. Фабио Мастранджело выступает художественно-музыкальным руководителем. Композиторы пишут линии, мы готовимся к съемкам этого фильма. Так как и культура, и опера сама не имеет ни границ, ни расовой принадлежности, ни цвета кожи, ни языковых барьеров, картина будет понятна всем. Она одинаково воспринимается зрителями всех стран. Поэтому мы думаем, что это ярчайшее авторское кино станет событием для кинематографа. Таких проектов у нас несколько. Есть еще один ярчайший молодежный фильм. Называется «Запах фиалки». Начинал сценарий Иван Охлобыстин, потом Стас Мареев уже дорабатывал его вместе со мной. И получился потрясающе интересный сюжет о молодых ребятах. Главный герой – 23-25 лет, журналист, блогер со своими странными убеждениями. Он воспитан на пропаганде CNN, BBC, на искажении фактов. И вдруг он оказывается в Сирийской Арабской республике, в Дамаске в 2016 году. Он меняет свое представление, когда видит, что происходит и как это подается. Попадает в интриги, благодаря своему характеру и желанию заработать. Спасают его наши офицеры, и у него происходит перелом. Возвращается он в Россию уже другим человеком. При этом там есть и любовь, и смерть, и красивая сирийская девушка из благородной семьи. Там есть молодые ребята, 12-летний подросток и так далее. Поэтому фильм привлечет внимание всей аудитории, даже 12+. Это будет интересным событием, благодаря которому молодежь сможет больше узнать о военной службе, начать уважать погоны. Как в своей молодости я посмотрел картину Андрея Малюкова «В зоне особого внимания» – и вдруг захотел побежать в военкомат, записаться в десантуру. Таких фильмов не хватает, поэтому мы сейчас его запускаем. Идет подготовка, скоро начнется съемочный процесс. Во всех военных фильмах у нас участвует Министерство обороны, у нас заключен договор. Консультантом выступает замминистра обороны Картаполов, бывший командующий Западным округом. Поэтому я надеюсь, что эти фильмы внесут свою лепту и пополнят золотую коллекцию киностудии.

- В завершение актуальный вопрос. В СМИ появилась информация, что в Санкт-Петербурге сняли черную комедию о блокаде Ленинграда «Праздник». Причем режиссер этого фильма заявил, что сценарий якобы посмотрели и одобрили на «Ленфильме». Но это не так?

- Конечно. Это далеко не так. Услугами киностудии пользуются сотни проектов. Чаще всего к нам приходят как на студийный комплекс. То есть берут для телесериалов и различных проектов реквизит, костюмы. И режиссер Красовский с достаточно сильным оператором Сергеем Астаховым пришел с картиной «Праздник» за реквизитом. Оператор – наш хороший товарищ и мастер с большой буквы, он в этом тандеме с режиссером тоже у нас что-то брал. В самом сценарии – я его даже посмотрел после того, как пошла волна пиара, – нет ничего, что могло бы насторожить. Там есть некий внутренний конфликт и понятные линии, там все просто. Если бы не притягивать зачем-то за уши и не вставлять всю эту историю в блокадный Ленинград. На наш взгляд, это святое место и это трагедия, которая унесла под миллион жизней. К ней надо очень трепетно относиться. Когда мы решили прикоснуться к теме блокады и работали над картиной «Три дня до весны», мы эту работу начали вместе с клубом блокадников, вместе с ветеранами. Даниил Александрович Гранин у нас участвовал. С Пидемским Борисом Михайловичем, написавшим «Под стук метронома», мы постоянно говорили, работая над сценарием. И, слава богу, картина полностью удалась. Первые, кому мы показывали, – это наши блокадники. Мы перед стартом даже собрали их в зале и просили благословения на то, чтобы приступить к прокату. И когда я увидел, что реакция была «Спасибо вам за этот фильм», только тогда мы выпустили его и пошли по фестивалям, продали права на 1 канал. В данном случае то, что я вижу из сценария «Праздника», – это больше эффект, пардон, «Матильды», когда все начинают вдруг разговаривать о картине. Но там ничего сложного нет. Просто авторам надо уйти от Ленинграда, от блокады, вообще от этой темы. Просто перенести действие куда угодно. Да, пусть это будет в годы войны, но город N-ск. Там ничего не показывается, это даже по съемкам несложная история, почти камерная. Все происходит практически в одном месте. Диалоги между героями – и все. То есть там ничего не напоминает о блокаде, и нет никакой привязки. Зачем они привязали к Ленинграду? Наверное, московским авторам, режиссерам и даже сценаристам не настолько чувствуется Питер и Ленинград. Потому что ни у кого из нас здесь никогда в жизни бы не возникла мысль как-то по-другому посмотреть на блокаду. Второго взгляда здесь быть не может. Единственное, в тех же произведениях, воспоминаниях можно находить какие-то сюжеты, разворачивать, экранизировать. Чтобы передавать потомкам эту историю через экран, через какое-то художественное выражение, чтобы она заходила к ним прямо в подсознание, чтобы они чувствовали и сопереживали. Потому что книгу не все прочитают, а фильм обязательно посмотрят. И если он увлечет, то мы что-то хорошее сможем передать будущим поколениям. Вот это очень важно. И я бы никому не советовал прикасаться к этой теме по-другому. Надо десять раз подумать.

Новый выпуск программы «Главный+» смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+. 

Теги: Беседа

Комментарии

Нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

наверх