Главная Город в лицах

Город в лицах

вернуться к списку

11 июль 2018

Владимир Григорьев: Петербург обладает совершенно особой архитектурной градостроительной средой

В студии Город+ главный архитектор Петербурга, председатель комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев рассказал о концепции совместного градостроительного развития Петербурга и Ленобласти, новых Правилах землепользования и застройки, а также о развитии территорий зеленых насаждений общего пользования. Также речь шла о «сером поясе» и общественных пространствах Северной столицы. Кроме того, Владимир Григорьев объяснил, как реализуется в Петербурге федеральная программа «Формирование комфортной городской среды».


 

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Владимира Григорьева смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

- В конце июня были приняты изменения в правилах землепользования и застройки. Какие главные нюансы вы бы выделили?

- Новые правила землепользования и застройки, точнее, я бы сказал, новая редакция правил, потому что во многом они остались прежними, в основном имели цель внести соответствующие изменения в генеральный план города, которые мы внесли недавно, в основном в части транспортной инфраструктуры. Мы уточнили также часть элементов функционального зонирования генерального плана, привели их в соответствие с правилами землепользования и застройки в территориальном зонировании, в частности определили участок для строительства музея Блокады. Также мы уточнили ряд положений, касающихся средней высоты застройки. Если в прежних правилах для застроенной территории формула предполагала рассчитывать среднюю высоту здания исходя из существующих зданий любого назначения, то сейчас, поскольку мы понимаем, что в основном проблема касается жилищного строительства и создания комфортной среды, мы среднюю этажность высчитываем от средней высоты жилых зданий, находящихся на застроенной территории. Также были уточнены, планомерно мы это уже делаем за несколько итераций, требования по озеленению новых территорий, которые предполагаются под жилую застройку. Мы сделали очень простую вещь: мы ввели положение, по которому при разработке проектов планировки территории нужно учитывать закон о зеленых насаждениях, который существует в Санкт-Петербурге, если мне память не изменяет, с 2010 года. Этот закон говорит о том, что помимо озелененных территорий на участке жилых домов должны быть так называемые ЗНОП – зеленые насаждения общего пользования. К сожалению, за последнее время таких ЗНОПов застройщики, как правило, не предлагают. Мы обратили внимание на то, что город не должен уменьшать количество зеленых насаждений общего пользования.

- То есть, по большому счету, строя жилые дома, строишь социальную инфраструктуру и скверы?

- Да, конечно. Эта задача была поставлена перед нами губернатором. Жилая комфортная среда должна, безусловно, иметь внутриквартальные скверы, или, как раньше говорили, микрорайонные сады.

- Владимир Анатольевич, как вы считаете, в ближайшее время реально увеличить зеленые насаждения в городе?

- Мы на это очень рассчитываем. Комитет по градостроительству и архитектуре провел предварительную работу, мы проанализировали все возможные резервы. Мы нашли порядка 1,5 тысяч гектаров территорий, которые в перспективе – конечно, не завтра – могут превратиться в зеленые насаждения общего пользования. Плюс, как я уже сказал, мы рассчитываем, что задача создания комфортной жилой среды будет обязательно сопровождаться созданием микрорайонных, или внутриквартальных скверов. Поскольку, как мы понимаем, зеленые насаждения общего пользования могут быть расположены в разных районах города. Скажем, все мы посещаем ЦПКиО, но, конечно, мы не можем это считать зелеными насаждениями для повседневного пользования, а также для людей с ограниченными возможностями, живущими даже не обязательно в других районах, на Петроградской стороне, но на расстоянии нескольких километров от того же Елагина острова. Конечно, эти зеленые насаждения – для всего города.

- А гектары, которые были «найдены», 1500, - это «серый пояс»?

- Это не только «серый пояс». В основном, конечно, это места на периферии, это территории, находящиеся либо в государственной собственности, либо в неразграниченной собственности. «Серый пояс», к сожалению, большей частью приватизирован.

- Об общественных пространствах может идти речь при реновации «серого пояса»?

- Конечно. Как вы помните, при организации конкурса на «серый пояс», который мы провели по поручению Георгия Сергеевича Полтавченко в прошлом году, основная задача состояла в том, чтобы предложить вариант застройки по формуле 30:30:40. Где 30% - это коммерческие функции и невредные производства, 40% - жилая функция, а 30% как раз порт: рекреации и общественные пространства. Поэтому мы считаем, что безусловно, общественные пространства должны создаваться при реновации «серого пояса», при реконструкции. Важно только определить, что мы понимаем под общественными пространствами. Иногда под общественными пространствами понимается либо очень узко – например, благоустроенные зеленые пространства, или очень обширно толкуется, вплоть до атриумных пространств или каких-то пространств внутри здания.

- Вы как главный архитектор можете это определение дать городу? Или мы должны это от кого-то ждать?

- Я могу, конечно, выразить свою точку зрения. Я уже выражал ее как-то, что дворы – это тоже общественные пространства. То есть мы не должны замыкаться на пространствах, которые находятся условно в пользовании всех жителей Петербурга. Дворы, небольшие участки зеленых насаждений, открытые пространства в жилой среде, а также в офисной застройке, конечно, тоже общественные пространства. Как, впрочем, это могут быть и большие атриумы и пространства, если вдруг мы перекроем какой-нибудь двор.

- Последние нововведения в городе, которые приурочены к чемпионату мира по футболу, но остаются горожанам: набережная вдоль Южной дороги, общественное прогулочное пространство – подобные проекты будут еще появляться в ближайшее время?

- Я бы очень хотел, чтобы они появлялись. Решение по Южной дороге – это было личное решение Георгия Сергеевича Полтавченко. Это было очень правильное решение, на мой взгляд. Действительно, преобразился Крестовский остров в этой части. Я был поражен, насколько мгновенно это место стало популярно у жителей города, еще будучи недостроенным. Еще велись благоустроительные работы, а уже вся территория была буквально наводнена и взрослыми, и детьми и мгновенно получила признание наших горожан. Мне бы хотелось, чтобы такие проекты появлялись.

- Вам как обычному человеку, жителю города, где бы виделись такие новые пространства?

- Как жителю города, прожившему 30 лет на Васильевском острове, конечно, хотелось бы, чтобы подобное пространство появилось на западной оконечности Васильевского острова, на намывных территориях. Сейчас прибрежную часть застраивает компания «Ласер» и мы с ними находимся в постоянном диалоге по поводу создания общественного пространства. И есть надежда, что они возьмут на себя эти работы. Осталось только определить физические размеры и собственно наполнение, насыщение этого пространства. Я считаю, что Васильевский остров должен получить прогулочную зону вдоль залива, как это, собственно, всегда и было.

- Раз мы заговорили о намыве. Каким вы видите архитектурный облик города как главный архитектор? Что нужно сохранить, что нужно добавить?

- Я считаю, что архитектурный облик города – это понятие интегральное. И я считаю, что мы не можем отделить Петербург от Ленинграда и Петербург от Санкт-Петербурга. Это все есть наш единый город, он проживает очень интересные этапы своего развития. И сейчас я могу сказать, что появляется третий или четвертый Петербург или Ленинград, это действительно намывные территории. Это «Лахта центр», это новый стадион на Крестовском острове, Западный скоростной диаметр – совершенно преобразили эту часть города, и город получил свой новый очень яркий запоминающийся образ, современный образ.

- Владимир Анатольевич, вы как главный архитектор обладаете правом, привилегией или, может быть, повышенной ответственностью в плане согласования фасадов. Вы можете согласовывать какие-то вещи лично, минуя Градсовет. Когда этим пользуетесь или когда вы не хотели пользоваться?

- Ну слово «пользоваться» имеет некий оттенок… Я не пользуюсь как раз и всем всегда стараюсь объяснить, что я отнюдь не пользуюсь градостроительным советом для принятия каких-либо решений заранее определенных. Градостроительный совет – абсолютно демократичный орган, который состоит из уважаемых архитекторов, и не только архитекторов, жителей нашего города. И градостроительный совет рассматривает вопросы, которые я предлагаю рассмотреть действительно. Это либо серьезные места, требующие обсуждения в профессиональной среде, либо это обсуждение тех проектов, которые я не чувствую в себе сил положительно согласовать. Тогда я прибегаю к помощи градостроительного совета, потому что мне действительно нужен совет, что делать в этом конкретном случае. Отказать просто в согласовании я не имею права, но предложить рассмотреть это с участием моих коллег, я считаю, моя обязанность.

- Вы, как главный архитектор и как архитектор по профессии – вы считаете, у нас возможно сочетать старый город и какие-то модерновые решения в архитектуре?

- Конечно, можно. Но, не хотелось быть банальным, но талант есть чувство меры. Нужно глубинно понимать природу нашего города, его морфологию, его физику. Наш город – особый город. Мы никогда не жили в средневековье. Наш город был создан на чистом, на пустом месте и всегда жил по генеральному плану. Достоевский назвал наш город самым умышленным городом мира. Мы действительно обладаем совершенно особой архитектурной градостроительной средой. Это надо чувствовать. Могут ли появляться современные здания – безусловно, могут. В свое время и сюзоровский дом компании «Зингер», Дом книги вызвал многочисленную критику современников, поскольку вырывался из общего ряда классицистических зданий, но теперь мы не мыслим Невский проспект без этого здания.

- Две важные составляющие города – центр и его края. По центру – возможно ли раздельные строительные санитарно-гигиенические нормы для центральных районов города, для старой застройки по сравнению с новостройками?

- Не просто возможны, они необходимы. И раньше, как вы помните, существовали территориальные строительные нормы, где отдельно были нормы для новых районов и для исторического центра. Они отличались по продолжительности инсоляции, по ряду других параметров. Сейчас в правилах землепользования и застройки мы также вводим различия для центральных зон и зон новостроек. Мы не требуем, скажем, создания парковочных мест при реконструкции зданий, потому что мы понимаем, что создание парковок в историческом здании просто либо приведет к его уничтожению, либо сделает невозможной его реконструкцию. Но есть ряд параметров, по которым иногда – в общем, это случаи довольно частые – реконструкция и реновация исторических зданий становится, прямо скажем, невыгодной для инвесторов. Например, это нормы инсоляции, пожарные нормы. Для исторических зданий, наверное, должны быть выработаны свои решения. Скажем, мы не можем обеспечить инсоляцию 2,5 часа, как это требуется по нормативам, для зданий в историческом центре, обращенных на север.

- У нас просто может столько не быть в день…

- Нет, есть определенная методика, мы считаем не по дням, мы считаем по графику. Это определенная условность, но, скажем, для частей домов, ориентированных на север, там просто физически не может быть этой инсоляции, не говоря уже про ее нормативную продолжительность.

- Если говорить про окраины, Санкт-Петербург – уникальный субъект федерации. Тем, что есть граница с Ленинградской областью. Концепция совместного градостроительного развития на стыке агломераций внушает оптимизм? Или есть какие-то проблемы, которые необходимо решать?

- Следуя формуле «дорогу осилит идущий», конечно, наша работа по концепции совместного градостроительного развития мне лично внушает оптимизм. Мы о многом договорились с представителями области. Есть еще вопросы, по которым нам нужно продолжать убеждать друг друга и находить компромиссное взаимно приемлемое решение. Но очевидно одно: мы соседи, мы добрые соседи, у нас главный интерес – создание комфортной жилой среды. У нас есть определенная специфика, поскольку мы по-разному административно устроены, у нас на разных уровнях находится решение проблем по градостроительному развитию. Это объективный факт, это федеральное законодательство. Но мы эти проблемы решаем. Могу сказать, что по серьезным вопросам мы уже договорились. О размещении, скажем, отходов города на территории области; по координации транспортных коридоров, по развитию инженерной инфраструктуры, по сближению нормативов градостроительного проектирования в зоне, как мы ее назвали, интенсивной урбанизации. Мы договорились о границах взаимного влияния города и области. Я считаю, что мы достигли на этом этапе определенных позитивных шагов. Но впереди большая работа, и мы, конечно, будем ее продолжать.

- Владимир Анатольевич, что вы считаете для себя главным вызовом на посту главного архитектора?

- Я бы главным вызовом считал возможность увидеть результаты своего труда, поскольку градостроительство – процесс инерционный, ничто не делается мгновенно. Но очень хотелось бы, чтобы мы все-таки в целом изменили вектор в сфере массового жилищного строительства, чтобы действительно создавали среду запоминающуюся, интересную. Пожалуй, главный вызов для меня – чтобы в Санкт-Петербург приезжали люди смотреть не только Эрмитаж и Исаакиевский собор, но и нашу новую архитектуру.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Владимира Григорьева смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+

Теги: Беседа

Комментарии

Нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

наверх