Как застраивать мегаполисы?

Главная Город в лицах

Город в лицах

вернуться к списку

29 май 2018

Как застраивать мегаполисы?

Адвокат, управляющий партнер CLC, доцент кафедры уголовного права, юридического факультета СПбГУ Наталья Шатихина рассказала в студии Города + об основных правовых вопросах урбанистики. Речь шла о строительстве в мегаполисах, трудовой миграции, появлении современных гетто и развитии рынка недвижимости двух столиц. Адвокат также рассказала о том, как можно и нужно решать острые проблемы урбанистики. И о том, есть ли готовые рецепты. Наталья Шатихина также поделилась профессиональным мнением о том, что становится потенциальным фактором роста социальной напряженности и преступности в новых агломерациях.


Наталья Сергеевна, какие основные правовые проблемы возникают одновременно со стремительным ростом мегаполисов?

Это, очень интересный вопрос. Но для начала нужно понять, что такое мегаполис и каждый ли большой город является мегаполисом? Это важно, потому что у мегаполисов и просто больших городов совершенно разные проблемы правового и социального характера. 

У тех городов, которые имеют однородную структуру и строятся по есть две основных проблемы: правовые и планировочные. Плюс, каждый крупный город должен решать свои социальные проблемы.

А Петербург - мегаполис?

Нет. Москва – это мегаполис, а Петербург - нет. Мегаполис - это объединение нескольких городов, имеющих разные центры, в том числе и социокультурные. Они могут существовать в разнородной культурной среде. Тому есть много исторических подтверждений: Рим и Вена, на мой взгляд, не мегаполисы, а Стамбул – мегаполис. Франкфурт и Берлин – мегаполисы, а Мюнхен - нет.  Они по разному принципу организованы. 

Петербург - очень молодой город, а мегаполисы, все-таки, достаточно старые города. Кроме того, город на Неве организован специфическим образом, для него внутренний культурный код является определяющим.

Какие градостроительные проблемы характерны для Петербурга?

Первая проблема - это сохранение исторического и культурного наследия. Она у нас не всегда хорошо решается, и есть сложности. Так, Петербург, в отличие от Москвы, целиком входит в зону охраняемых «Юнеско» наследий, включая спальные районы и промышленные зоны. Вторая проблема связана с географическим расположением, вызывающим сложности застройки. Дело в том, что наш город расположен так, что не может расти прямо на юг, ведь там находятся аэропорт и охраняемые исторические пригороды. На запад он также не может развиваться из-за Финского залива. То есть город застраивается в двух - трех направлениях, и подходит вплотную к соседнему региону Ленинградской области.

А что, на ваш взгляд, является потенциальным фактором роста социальной напряженности и преступности в агломерации?

Преступности - это крайняя форма девиации и ее следствие. В целом же социальная напряженность связана с несколькими факторами. 

Здесь стоит вспомнить советские принципы градостроения, базировавшиеся на принципах плановой экономики.  Например, традиционные спальные районы советской застройки, возможно, эстетически не блистали, но,  с точки зрения правил заселения и застройки были решены достаточно разумно. Новые районы и даже города в то время заселялись за счет системы распределения - туда уезжали люди разных этнических групп, разного возраста, разного пола, разных социальных групп. За этим очень пристально следили. Как следствие - образовывались межнациональные семьи и резко снижались этнические конфликты. 

В новые районы переносились классические гимназии из центра - это помогало воспитывать культуру и повышать образованность.

ООН разделяет трущобы на 2 категории: трущобы «уныния» и трущобы «надежды». Какое из понятий применимо к Петербургу?

У нас есть 2 исторически территории, которые по-разному развиваются. Одни – это спальные районы, которые до сих пор возникают и другие - исторические районы, застройки. 

Есть районы исторической застройки в центре, которые изначально не были приспособлены для комфортного жилья. Там и сегодня живут те, кто снимает жилье временно, в том числе и незаконные трудовые мигранты. С одной стороны, это прекрасные районы, с другой - депрессивные. С приходом большой промышленности в них сформировались сложные социальные институты и сегодня им требуется существенная перестройка. 

Вторая проблема кроется в нашей новой застройке, где не совсем правильно, на мой взгляд, решаются проблемы развития на перспективу. Там уже сейчас есть негативные последствия, которые мы можем видеть. Они связаны, например, с долей квартир-студией. Это проблема, которую много лет обсуждают социологи. Они говорят, что если в жилом комплексе больше 50% студий, то рано или поздно он превратится в гетто, в те самые трущобы уныния.  Причина кроется в том, что люди не умеют быть собственниками жилья. У нас это тоже социальная проблема. Советские люди становились собственниками жилья фактически бесплатно и не привыкли нести бремя собственников. Теперь же многие покупают свои квартиры на пределе возможностей, поэтому в студии 24 квадрата оказываются молодые семьи, которые заводят детей, разрастаются, а улучшить свои жилищные условия не смогут. Со временем это породит семейные и межличностные конфликты и создаст высокий градус социальной напряженности.

А есть способы решения этой проблемы?

Конечно! Например, при помощи градостроительных правил. 

Например, в США, где ворпросам урбанистики уделяется очень большое внимание, в 70-е – 80-е годы было опубликовано несколько научных работ, которые снизили квартирные кражи почти в два раза. Изучались районы массовой одноэтажной застройки. Ученые установили, что в этих домах, кражи, как правило, происходят на пересечении улиц, то есть в тех домах, где нет задних дворов и соседей, которые могли бы видеть, что происходит. После этого, такие дома при массовой застройке стали отдавать в аренду под общественные нужды: прачечные, магазины и так далее. Играет роль и наличие крупных транспортных узлов поблизости: чем дальше от метро – тем спокойнее район. 

Можно вспомнить и правила советской застройки, когда дворы строились по замкнутой системе. При такой застройке школа, садик, торговые центры расположены внутри дворов, далеко от дороги. Так сделана шаговая доступность. Если двор закрыт со всех сторон, то у человека психологически создается ощущение, что он заходит в чужое пространство, и лишний раз туда он не свернет. То есть главное правило безопасности - низкая плотность населения и закрытые дворы. 

Есть положительные примеры и в современной архитектуре. Так в Подмосковье архитектор Максим Атаянц спроектировал крупные жилые комплексы, где у цоколя первого этажа расположены клумбы, которые не дают возможность заглядывать в окна высокого первого этажа. Понятно, что целенаправленно цветы преступника не остановят, но предотвратят желание рассмотреть, что там за окном. Это к вопросу о тех же самых стеклянных дверях, которые используются в Европе. Они позволяют человеку с лестничной площадки видеть, кто находится за дверью. 

А эти правила сегодня законодательно на застройщиков не распространяются?

Законодательно их никто не обязывает соблюдать правила. Но право не единственный регулятор. 

Сегодня на бизнес очень много чего возлагают, а бизнес, как вода, если на него давить – растечется. При этом есть возможности для переговоров. Ведь ничто не мешает выделить часть промышленной зоны под дом комфорт-класса и дать возможность инвестору получить рядом участок под парковку, которая позволила бы людям из соседних домов хранить машины, не забивая центр города. А можно еще сделать сверху озеленение. И все это будет экономически выгодно. 

А есть какие-то перспективы, на которые можно надеяться в ближайшие десять лет?

Я надеюсь, что да. У нас есть несколько тенденций, которые должны сработать в нашу пользу. Во-первых, это моменты, связанные с тем, что крупные масштабированные вещи могут себе позволить только очень крупные вообще застройщики. Если у застройщика 10 – 15 – 20 объектов, то это позволяет ему существенно сэкономить, например, за счет высотности, с которой в центре невозможно поиграть. Опять же если мы разрешим высотность на периферии города, то можно дать застройщику вырастит сильную экономику. Нужен переговорный процесс. 

Кроме того, Петербург останется городом с усиленной миграцией, сюда будут всегда приезжать жители из других регионов, которым не по нраву Москва.  И в этом тоже кроется дополнительный потенциал. 

Транспортно-пересадочные узлы, которые планируется строить вокруг города, они как-то улучшат ситуацию?

Они способны улучшить ситуацию. Вопрос лишь в том, как они будут организованы, будет ли возможность контролировать поток людей, которые через них перемещаться. 

Как будут жить люди в современных новостройках через 10-20 лет?

Мне очень хочется, что люди будут жить хорош. Но уже сейчас мы должны сделать все для появления специальных межрегиональных и региональных  программ, которые будут регулировать все вышеозначенные проблемы.

Посмотреть новый выпуск программы «Главный+» с участием Натальи Шатихиной можно на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+

Комментарии

Нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

наверх