Главная Город в лицах

Город в лицах

вернуться к списку

25 февраль 2018

Эксперты о визуальной экологии: образы уже рождаются не в единственном числе, а миллионным тиражом

Визуальная экология сегодня – совсем юная дисциплина. Она, в первую очередь, связана с перегрузкой общественного пространства визуальной информацией. Другими словами, с «загрязнением» улиц города разноцветными афишами, рекламой, вывесками и другими элементами среды, не проработанными с эстетической точки зрения. Корреспондент Города+ побывал на встрече с фотографом Юрием Молодковцом и скульптором Павлом Игнатьевым и записал любопытные мысли экспертов. В итоге получились короткие заметки «на полях» о любви к Петербургу, прекрасном и ужасном, а также о специфике городской среды.


 Образ во главе угла

Говоря о визуальном восприятии информации, нельзя не вспомнить о образе. Их в современном мире великое множество: начиная от Микки Мауса и его диснеевской компании до банки с супом «Кэмпбелл» Энди Уорхола. Влияет ли образ на человека? Безусловно, здесь единодушны все эксперты. Но как на том же самом человеке отразится единовременное воздействие миллионов образов, выпускаемых огромным тиражом? Вопрос остается открытым. 

Павел Игнатьев: «Когда в прошлом художник рисовал картину (возьмем, например, «Купание красного коня»), то судьба ее искомого образа была изначальна решена и очевидна – полотно попадало в учебники, по нему создавали репродукции и может даже печатали конфетные этикетки. Сейчас же образы рождаются моментально, и не в единственном числе, а миллионным тиражом. Они автоматически начинают на нас действовать – все тот же красный конь начинает скакать, менять цвет, и все приходит к тому, что итоговый образ может сильно отличаться от оригинала. Здесь возникает проблема жизни образов и их взаимодействия с окружающей средой – это направление сейчас активно изучается. Для наглядности, можно этот процесс сравнить с восприятием действительности рака-богомола, своеобразного визуального эксперта. Он видит лучше всех живых существ – имеет 16 визуальных рецепторов (при этом у человека всего три рецептора, мы видим только синий, зеленый и красный, нам недоступны инфракрасное зрение, например). Получается, что сейчас наша задача в этом всем многообразии образов уподобиться раку-богомолу».

Субъективность VS Объективность

Если визуальная экология напрямую связана образами, а, значит, и понятием о прекрасном, как прийти к единому мнению, что должно присутствовать на улицах города, а что, наоборот, бельмо на глазу? Другими словами, новая дисциплина максимально субъективна или стремится к объективности? Должен ли присутствовать «карательный орган» с репрессиями или должно преобладать общественное мнение?

Павел Игнатьев: «Мне кажется, что в современном обществе не ценится мнение экспертов, нет уважения к статусу специалиста. Получается, что возникает разрыв между практикой на земле (например, строительством пятиэтажных домов вплотную друг к другу или «украшением» исторических фасадов безвкусными плакатами) и специально обученными людьми, которые имеют профильные знания. В теории все должно работать так: эксперт говорит, что проект или какое-то решение – плохое, и это принимается всеми остальными априори. В такой ситуации не возникает лишних разговоров и категорий «нравится» или «не нравится». 

Конечно, субъективные оценки в визуальной экологии есть (сами эксперты часто бывают субъективны), но регулятором здесь должны выступать научные дисциплины с выработанными на практике критериями, складывающимися в оценочную шкалу.  Могу привести ситуацию со сносом дома. Чтобы принять такое решение, мы должны проанализировать различные аспекты – красивый ли он? Жил ли в нем какой-то знаменитый человек, имеет ли он историческую ценность? Либо же сам по себе дом мало значим, но отображает постройки столетней давности? Тогда окончательное решение будет оправдано».

Другая жизнь петербургских улиц

Визуальная экология стремится противостоять «засорению» городского пространства бессмысленной и в широком смысле некрасивой визуальной информации. Что это означает на практике и можно ли считать Петербург в этом плане комфортным местом для жизни?

Юрий Молодковец: «Когда я хожу по городу, вижу огромное количество некрасивых музыкальных плакатов, афиш, реклам. И понятно, что это временное явление: это не ситуация со скульптурами, которые если делают плохо, то на века… Афиши бездумно клеятся и сменяют друг друга каждый день, и я искренне не понимаю, почему в нашем городе с прекрасным созвездием вузов (где готовят дизайнеров буквально толпами) кто-то делает такие чудовищные плакаты. При этом, конечно, есть учреждения культуры, которые создают качественную продукцию (например, «Манеж», «Эрарта», Михайловский театр, БДТ и другие), но что делать с остальными? И не ясно, как с именитыми и действующими специалистами, которые еще и преподают в Петербурге, у нас образовалась такая проблема…

*** 

Я, как фотограф, смотря на фасады исторических зданий, вижу, что им нанесен сильный ущерб, но, отмечу, поправимый. Сейчас получается, что каждый гражданин, чуть-чуть разбогатев, обязательно вставляет в окна стеклопакеты. Другие же начинают вещать кондиционеры или телевизионные тарелки на парадные фасады.

Конечно, я не против стеклопакетов или других улучшений, как таковых. Я не приветствую нарушение исторического облика города – разный рисунок, цвет, материалы на одном и том же здании. Мне кажется, что люди, живущие в центре, должны придерживаться одного вектора в вопросе облагораживания и обновления своих домов. Чтобы этого достичь, должно быть общее регулирование – наверное, это могла бы быть задача главного архитектора города, комитетов и других структур. Еще я категорически против строительства в центре Петербурга нового жилья – объявить бы мораторий лет на 25 для этого…».

Эрмитаж в осаде: коммерция против прекрасного

Если афиши, плакаты и реклама – явление временное, то сосредоточие «визуального безобразия» вокруг Эрмитажа постоянное. На главной площади города в любой день недели можно увидеть людей в костюмах животных, предлагающих сделать селфи, ряженных Екатерину Вторую и Петра Первого, кареты и грустных лошадей. Относится ли это к визуальной экологии и можно ли с этим как-то бороться?

Юрий Молодковец: «Эрмитаж притягивает всех – и здоровых, и сумасшедших, это абсолютно нормально. Понятно, что люди, которые работают там в различных костюмах, не из чувства прекрасного общаются с туристами, они зарабатывают таким образом деньги. Если все тому же человеку в костюме зебры дать другую более полезную функцию и заплатить больше, то все будет выглядеть иначе. Конечно, мне, как и многим горожанам, не нравится тот балаган, который происходит на Дворцовой. Но пока там есть трафик людей, место будет привлекательно». 

Петербургские парки – сосредоточение прекрасного

Городская среда нуждается в «зеленых оазисах» - парках, где жители могут отдохнуть не только телом, но и глазом. Скажем, сменить каменные джунгли с разноцветными надписями и вывесками на природное спокойствие и естественную среду. 

Павел Игнатьев: «В отличие от всех видов архитектуры, именно паркостроение максимально приближено к идеалу прекрасного. Рассмотрим, например, промышленную архитектуру: здесь многие согласятся, что фабрика - рабочее здание, которое не должно быть обязательно прекрасным. С жилым домом мы тоже можем пойти на некий компромисс, а вот с парком это сделать уже невозможно. Парк должен быть прекрасен всегда и отображать наше представление о прекрасном именно в этот момент и в эту эпоху. Даже если мы возьмем библейские сюжеты, то понимаем, что первое место жительства людей было в ухоженном саду. Получается даже, что изгнание из рая происходит из некого организованного пространства в необработанный и дикий ландшафт».

 

Фото: группа "Центральный выставочный зал "Манеж"/https://vk.com; С. Калинкин/Город+.

Текст: Город+

Комментарии

Нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

наверх